«Нам надо стремиться к мировой конкурентоспособности» > Все о вирусах
Все о вирусах    

«Нам надо стремиться к мировой конкурентоспособности»

«Нам надо стремиться к мировой конкурентоспособности»

fc75d3b6

«Есть на Волге утес, диким мохом оброс…» - пели когда-то наши предки. Времена меняются, и берега великой русской реки обрастают теперь уже не древними растениями, а современными постройками, цель которых – сделать жизнь людей ещё более цивилизованной. Или так - «формирование благоприятного инвестиционного климата и создание условий российским и международным компаниям для развития инновационной деятельности». Речь идёт о расположившейся на берегах Волги Особой экономической зоне технико-внедренческого типа «Дубна». О её прошлом, настоящем и будущем беседует сегодня председатель Московского областного отделения Российского Союза налогоплательщиков Вадим ВИНОКУРОВ с инициатором создания и первым руководителем ОЭЗ Дубна кандидатом технических наук Александром РАЦЕМ.

От «программы спасения» к «программе развития»
- Александр Алексеевич, давайте начнём с истории: как создавалась Особая экономическая зона Дубна»? Что с её появлением поменялось в городе: смогла ли она придать какой-то импульс его развитию, заменить собой Объединённый институт ядерных исследований (ОИЯИ) с точки зрения сохранения или создания квалифицированных рабочих мест?
- Если говорить про историю, то в начале 90-х годов наш город попал в очень тяжелую ситуацию. Почему? – Потому что все мы - и наука, и paкетостроение, - работали на бюджет и за счет бюджета. «Подсуропила» нам, конечно, ещё и Чернобыльская атомная станция: после аварии дубненское оборудование для атомных электростанций надолго стало невостребованным. Городская экономика в принципе держалась на шести градообразующих предприятиях. Единственный, кто не пострадал – Центр космической связи, но на нём работало сто человек, и ситуацию в целом это не выправляло. И начались поиски: что делать?
В 1992 году была разработана программа «Технополис «Дубна». Фактически наши «пристрелки» к тематике особой зоны начались ещё тогда. С одной стороны, нужно было как-то выходить из сложной ситуации и думать о том, как в неё снова не попадать, то есть – как диверсифицировать экономику города. С другой стороны, перед глазами уже были примеры зарубежных территорий, расположенных рядом с крупными университетами или исследовательскими центрами, где получилось создать и развить высокотехнологичный сектор. И даже тогда уже по нашему анализу получалось, что большая часть чего-то нового – того, что меняет жизнь, появляется именно на таких территориях: это и японские «технополисы», и «Силиконовая долина». Ещё один очень успешный опыт - технологический парк в индийском Бангалоре и его «клоны», которые на самом деле и вывели Индию в разряд ведущих IT-держав. Конечно, это не Америка, они не хозяева этого дела и работают больше по заказу, но, тем не менее, много десятков миллиардов долларов экспортной выручки страна получает.
А наша программа «Технополис», через которую в первое время и велись поиски путей выхода из трудной ситкации, была всё-таки больше программой спасения, чем развития. Была уверенность в том, что градообразующий комплекс Дубны, который в те годы никому не был нужен, необходимо сохранить. И из шести градообразующих предприятий в результате живыми остались все. И все они сохранили основную тематику развития. Прежде всего, это касается Объединённого института ядерных исследований.
ОИЯИ - это ядро, вокруг которого город и образовался. Я считаю, что самое большое достижение города и прежде всего самого института – это то, что удалось его сохранить на фоне развала других объединений стран соцлагеря - СЭВ и Варшавского договора. Сейчас в Объединенном институте - восемнадцать государств-члeнов и шесть члeнов ассоциированных. С рядом из этих государств у России непростые отношения. Но, слава Богу, в числе члeнов ОИЯИ остаются и Украина, и Грузия. К ученым из разных стран в Дубне относятся с неизменным уважением. Еще в начале 90-х там придумали лозунг, который и сейчас можно нередко увидеть в городе: «Наука объединяет народы».
В постсоветские годы в мире открыто (синтезировано) шесть новых элементов таблицы Менделеева.

И все шесть на самом деле синтезированы в Дубне. По приоритетам за Дубной признали не всё: что-то - вместе с американскими национальными лабораториями, один приоритет - за японцами признали, но! Какими именами названы эти элементы? Флеровий и оганесон – в честь ведущих ученых Дубны, академиков Ге opгия Флёрова и Юрия Оганесяна. Трогательнее всего, когда открываешь форзац учебника химии для школ и находишь эти названия. Там и Московий появился - когда-то физики пообещали это Борису Громову, который был губернатором и помог им оснаститься для проведения экспериментов. И слово сдержали...
Наряду с достижениями физиков сохраненный и развивающийся градообразующий комплекс Дубны сегодня обеспечивает вооружение стратегической авиации, оснащение атомных электростанций и многое другое.
Кроме сохранения градообразующего комплекса, самым большим достижением 90-х явилось создание университета. Восприятие поначалу было – «лирическое»: ученые остались без работы, надо, чтобы они учили студентов. Более важным было другое: Дубна всегда подпитывалась за счет лучших выпускников лучших вузов страны, а с концом советской власти система распределения выпускников ВУЗов была ликвидирована. А ведь наши наукограды в некоторой степени – это «элитные системы». Для того, чтобы быть конкурентоспособными в науке и технике, нужно, чтобы образовательный уровень населения и его способности к инженерно и научному творчеству были, мягко говоря, выше среднего. Обязательно!

И смена поколений для таких систем – достаточно опасная вещь. Потому что ни из чего не следует, что дети физиков вообще пойдут в физику. Ещё меньше шансов, что они станут физиками выдающимися. И никто не может гарантировать, что новый Ломоносов родится здесь, а не из Холмогор придёт…
Поэтому ещё в начале 90-х было понято, что вот эту выпавшую систему направлений надо чем-то замещать. Для этого и был создан университет. В университет ежегодно поступает процентов восемьдесят иногородних ребят, а примерно 55 процентов выпускников остается работать в городе. То есть университет – это своего рода кадровый «насос».

«Когда с согражданах согласье есть…»
- Я учился на физтехе, в Дубне у нас была база, поэтому представление о том, что там было в советское время, у меня очень хорошее. Но смотрите: Дубна была не единственным таким научным центром в Подмосковье. Можно вспомнить Пущино, Черноголовку… Но они существенно меньше по площади, и сохранились значительно хуже. Имеет ли, на Ваш взгляд, значение «эффект масштаба», помогли ли Дубне что-то создать её размеры. Или всё-таки главное – что-то другое, идеи, например?..
- Ответ, скажем так, не очевидный. Во-первых, Дубна никогда не была моногородом, в ней не складывалось никогда монополии какой-то одной организации. Вообще монополия - губительная штука. В Дубне всегда было несколько крупных организаций: здесь paкетчики, тут физики, там приборостроители… В этом смысле никто не мог сказать: «Этим городом я полностью управляю». Хотя в то время - до 1992 года никакого муниципального хозяйства вообще не было. Тем не менее, была некая соревновательность. Соревновательность в принятии решений и в том, кто чего достиг. Вот это, на мой взгляд, полезно.
И второе: выработалась некая культура, благодаря которой при всей возможной разности позиций никогда никакие споры за рамки города не выносились. То есть, если нужно было решать вопросы в интересах города, согласие находилось всегда. Очень важная штука... Особенно при тех развилках, на которых в 90-е было немало шансов ошибиться, споткнуться, пойти не туда.

Что же касается масштабов… Наверное, у более крупных городов есть преимущества, но вряд ли именно они являются определяющими. Другие факторы важнее. С удовольствием смотрю на Обнинск – очень прилично! Возьмём города, которые пpaктически интегрированы в мегаполис – Королев, Реутов. – У них другие опасности, они в принципе могут превратиться в спальные районы столицы...
Всё-таки, наверное, дело не в масштабах. Основное - всегда среди всех руководителей градообразующих предприятий в Дубне было заведено считаться с интересами города: не ставить интересы предприятия выше городских интересов. Но я-то думаю, что это не только вследсвие качества людей, но и в силу традиций, а также благодаря тому, что Средмашу и Авиапрому ещё до нас, при советской власти удалось создать город, который нельзя не любить...
- Да. Во многих других городах с этой любовью как-то не получалось…
- Думаю, это прежде всего из-за отсутствия согласия в элитах. Пример: наши соседи – Кимры. Да, это совсем не наукоград. Там другое – когда-то это была фактически сапожная столица России! Но ведь там на сегодняшний день от этого сапожного дела почти ничего не осталось! И от средмашевских, авиапромовских заводов, которые там были, тоже – «черепки». Если сейчас пройтись по Дубне, то свободных офисных площадей, торговых площадей сейчас немало, но нет свободных производственных! Купить или снять производственные площади в Дубне раз в пять примерно дороже, чем в Кимрах. А ведь Кимры находятся от Дубны всего-то в 20 километрах…
- Похожий пример – Дмитровский и Сергиево-Посадский районы Подмосковья: находятся рядом, а средняя зарплата в Дмитрове была в полтора раза выше, чем в Сергиево-Посадском.
- Я был знаком с главами и того, и другого районов. Считаю, что в основном это - достижения Валерия Гаврилова. Ему удалось создать комaнду и найти путь. Совсем не такой, как у нас, а больше «рекреационно-туристический», но он его нашёл. А в Сергиевом Посаде с этим было сложней, часто менялись комaнды. Не хочу соседей критиковать, но… от этого действительно многое зависит.

Физики, «айтишники», медики…
- Теперь – об Особой экономической зоне. Её создание - это обобщённая позиция, некий консенсус?
- Это был консенсус, но непростой. В каком смысле? Начиналось всё не как особая экономическая зона. Первое название – «Проект создания Российского центра программирования». Потому что в город тогда пришла крупная группа компаний – IBS, «Информационные Бизнес Системы», ее дочернее предприятие «Luxoft», потом «Прогресстех» - в то время крупнейшая инжиниринговая компания в стране, у которой основным заказчиком был «Боинг». И, собственно говоря, вокруг этого и стал выстраиваться проект, который получил название «Российский центр программирования». Причем проект этот готовился вместе с Мининформсвязи, совместно с комaндой Леонида Дододжоновича Реймана. Фактически это был проект IT-городка.
- То есть своего рода «силиконовая долина»?
- Да, мы видели в этом перспективу, но - осуществить проект не получилось по целому ряду причин, как внутренних, так и внешних. Те же наши партнеры добились, чтобы в 2004 году в программу визита Президента в Индию включить посещение Бангалора. Ранее, если помните, в России был сделан целый ряд неудачных попыток создания «свободных зон», установления льгот для ЗАТО и т.п. Поэтому к тому моменту, когда мы начали этим заниматься, в Правительстве была договорённость не устанавливать территориальных преференционных режимов.

Поездка Президента в Бангалор эту позицию изменила. Если Индия – страна, которая, мягко говоря, к числу наиболее развитых с точки зрения науки и технологий не принадлежит, смогла у себя такое сделать! Так почему не можем мы?
Была дана комaнда к этому вопросу вернуться. Поначалу этим занялась комaнда Реймана, но уже в январе после совещания в Новосибирске за дело взялась комaнда Германа Грефа, Минэкономразвития. И они в течение четырех месяцев – мы тоже в этом деле участвовали – подготовили закон об особых экономических зонах. Получилось так, что этот закон опередил нормативные акты IT-парков, которые готовила комaнда Реймана. Когда нам предложили участвовать в конкурсе на создание особых экономических зон, в условиях неопределенности сроков создания IT-парков, мы согласились.
Почему я сказал, что вопрос был не простым? – Физики Дубны – а это ядро нашего города – считали, что особая зона должна быть зоной ядерно-физических технологий. А мы, продолжая IT-проект, отдавали предпочтение информационным технологиям. В результате наибольшее развитие получили технологии медицинские… По приоритетным научно-техническим направлениям в ОЭЗ первоначально была достигнута такая договоренность: ядерно-физические технологии, информационные технологии, «проектирование сложных технических систем». Медицинские технологии к тому времени в Дубне развиты не были...
- Но ведь ОИЯИ проводил исследования лечения онкозаболеваний…
- Этой истории - про протонную терапию было к тому времени уже 25 лет, мы все гордились тем, что у нас такие технологии есть, но внедрёнными в российское здравоохранение эти технологии тогда не были.
Ещё до особой зоны появились несколько медицинских предприятий – «Дельрус», «Виробан», «Гекса». Что-то происходило, но какого-то действительно заметного движения не было, и мы на такое движение не рассчитывали. Ключевым стало то, что мы тогда договорились, что приоритетные научно-технические направления не станут у нас ограничивающими. Мы себе провели другие границы. Наши границы – это всё-таки: А - работы в сфере высоких технологий; Б - не тащить в город грязь и большие товарные потоки; и В – что,может быть, ещё важнее - это должны быть предприятия, требующие высококвалифицированного труда.
По этим причинам мы, например, сходу отмели одну крупную южно-корейскую фирму, не буду её называть. Она хотела выпускать у нас телевизоры, но мы не согласились, потому что это была чисто «отвёрточная сборка». К тому же у них уже было предприятие в одном подмосковном городе, мы посмотрели: на нём даже местные жители не работают, только гастарбайтеры. Ну, и смысл? Да, «бренд» мы получили бы, но - добавленной стоимости нет, труд дешёвый. В результате это тебя на самом деле не поднимает, а опускает.

«Его пример другим наука…»
- Вы, наверное, заметили, что как только у вас появились первые медицинские компании, так они стали как бы «притягивать» и остальные. Пpaктически всегда в таких случаях происходит процесс кластеризации.
- На «Эйлитон» многие смотрели долго и очень внимательно. Потом независимо друг от друга Юрий Тихонович Калинин, президент Росмедпрома, и Андрей Виленский, руководитель НПЦ «Медитэкс», предложили создать медико-технический кластер. Его и сейчас все понимают по-разному. Один из кластерных проектов - Центр радиационной стерилизации, в этом году его вводят в строй. Проект — государственно-частный, государственных денег в проекте около 20%.
Теперь немного — о подборе претендентов в резиденты ОЭЗ. Мы не можем из выборки предприятий определять, где претенденты на то, чтобы к нам переехать. К тому же у нас вообще маломобильная нация, и переместиться в другой город достаточно сложно. Но на самом деле это же фактически «воронка», которая в себя втягивает. Ведь в особую зону люди приходят преимущественно не потому, что о ней пишет пресса. Ей бизнес не всегда доверяет. И даже не потому, что про неё говорит государство, которому бизнес доверяет, наверное, не больше. Всё-таки это скорее вопрос твоего имиджа, выработавшегося в некоторой среде. – «Кто-то пришёл, и у него получилось…» У этого «кто-то» - знакомые в той же среде, и пошла информация: «Слушай, а там не плохо…»
- Похожую историю мне рассказывал руководитель Индустриального парка «Богородский» Олег Карцов, у них примерно то же самое происходило: появились первые компании, у которых –«сложилось», дальше пошли их друзья-знакомые. Так они и росли. Важен элемент доверия, который возник в начале…
- Считаю, что самое важное в этом деле – не подводить партнеров. Сейчас-то у нас уже не такой рискованный этап, а вот представьте: пришли первые резиденты, а инфраструктуры никакой нет... И они должны были поверить и начать инвестировать собственные средства в расчете на то, что она появится.
- Там есть два риска: первый - это вопрос гарантий того, что инфраструктура появится, а второй заключается в том, что есть разные управляющие компании: у некоторых начинают «звёзды расти», возникают всякие «идеи», при которых работа конкретных компаний на территории начинает резко усложняться.
- Действительно, очень важна ещё и атмосфера. Она должна быть доброжелательной. Это первое. А второе - бывает ещё позиция, когда: «я - председатель колхоза, а эти компании – мои колхозники…»
- Или крепостные…
- Примерно так. У нас же всегда был и остаётся принцип: «Помогать, когда просят, и не вмешиваться, когда не просят».
- Схему принятия решений, насколько я понимаю, вы тоже выработали?
– Очень важно, когда резиденты сталкиваются с какими-то сложностями, поддерживать связи на уровне администрации, правительства Московской области, а где-то и правительства федерального. Или на уровне таможни. Для того, чтобы можно было включить в решение вопроса более квалифицированные силы. Потому что с какими-то проблемами – например, со стройкой - компания сталкивается один раз, для неё это не специфичное дело. А когда рядом есть специалисты, которые могут помочь найти правильные решения, – это достаточно важно. Управляющая компания «АО «ОЭЗ ТВТ Дубна» во главе с Антоном Афанасьевым справляется с этим вполне успешно - приток резидентов не сокращается, несмотря на кризис.

«Не хочется превращать Дубну в промышленный центр»
- Однажды во время поездки в Пекин мне довелось побывать на экскурсии в их местном, крупнейшем, показательном индустриальном парке. Я посмотрел и понял, что размерами он - почти с Московскую область. Особая экономическая зона «Дубна» уже приросла новыми территориями по отношению ко времени её создания. Как вы считаете: большой ли у неё потенциал в этом отношении? И есть ли какой-то размер разумный, необходимый и достаточный? Исходя из задач, из возможностей населения, из других факторов…
- Сложный для нас вопрос. И противоречивый. Что стоит в основе размышлений на эту тему? Во-первых, нам нужна некоторая «критическая масса» высокотехнологичных компаний, такая, чтобы их взаимное соседство плюс соседство с крупным исследовательским центром и университетом давало синергетический эффект. Чтобы компании выигрывали в конкурентной борьбе, в том числе, благодаря тому, что могут что-то заказать у соседа, что транзакционные издержки поменьше, что задумали что-то вместе с учеными. Хотелось бы, чтобы такая среда выросла. Но это происходит не так быстро. Особая зона изначально была площадью примерно 180 га, сейчас - почти 290. Два раза мы за последние годы прибавляли территории. Прежде всего, с целью, чтобы масштаб мог привести к такому синергетическому эффекту.
Никто из нас не знает, как он складывается, и посчитать мы его не можем. Но можно посмотреть, что делают, как это получается в других местах – в Европе и особенно в Азии, потому что именно Азия сейчас – «локомотив развития». Я всегда вспоминаю Шэньчжэнь — построенный с нуля за 30 лет 10-миллионный наукоград цифровой электроники. Это просто нечто!..
Что касается масштабов проекта в Дубне, думаю, сейчас мы пришли к более-менее разумным размерам территории, хотя некоторую работа продолжается: сейчас, например, с правительством области обсуждается включение площадки одного из градообразующих предприятий. Знаете: на советских заводах почти всегда есть резервные площади, из-за чего они часто страдают от избыточных накладных расходов. Поэтому и завод надо бы разгрузить, и мы при этом получить дополнительные возможности.
Особая экономическая зона «Дубна» - это такая «модель внешнего инвестора». Мы считали: из-за границ Московской области у нас 88 процентов резидентов. В границах области люди находят площадки в своих городках. Спрос есть особенно на то, чтобы – «сегодня прийти и уже завтра производить», то есть не тратить время и средства на процесс стройки. Если разpaбатываемые продукты — не виртуальные, без своего производства сложно. Площади требуются часто небольшие – 300 кв. метров, 500 кв. метров.

Такие площади быстро заполняются, на них есть спрос. В ОЭЗ Дубна построено два таких комплекса, их уже пpaктически заполнили, хотя один только-только вводится в эксплуатацию, и вот сейчас ведутся переговоры о том, чтобы примерно 15 тыс. кв. метров полезных площадей для размещения резидентов ОЭЗ высвободить на соседнем заводе. Если получится принять решение, появится дополнительный ресурс для развития, для привлечения компаний.
Но на этом, как пока видится, в вопросе расширения ОЭЗ будет поставлена точка. Потому что есть и другое соображение. По крайней мере, те, кто разpaбатывал стратегию развития Дубны, делали это с единым пониманием: не хочется уходить из состояния «малого города», нужно избежать опасностей превращения города в промышленный центр.
Есть, правда, в мире очень симпатичные прецеденты, например, британский Кембридж, где рабочих мест больше, чем жителей. Что они сделали? – Они развивают у себя высокие технологии, в окрестностях - много-много жилья, а в Кембридж люди приезжают только работать. Хорошая модель...
Плановая численность сотрудников резидентов особой зоны с самого начала была - 10 тысяч, сегодня работающих примерно 4600, значит, мы где-то около «половины пути». То же и с количеством компаний-резидентов. Плановая цифра количества резидентов по предложению Германа Грефа, тогдашнего Министра экономического развития, была установлена на уровне 300 компаний. Сейчас их – 170. Видим, что плановые цифры более-менее реальны. Не ставится задача как-то заметно их увеличивать.

- К тому же за эти 15 лет технологии сильно поменялись, производства заметно обезлюдели, и десять тысяч сотрудников тогда – это где-то тысяч пять сегодня…
- Конечно! На самом деле не только производство, но и наука, и конструкторские бюро требуют сегодня меньше людей, чем 30 лет назад. Смотрите: было Дубненское проектно-конструкторское объединение «Радуга», в котором работало 11 тысяч человек. Сейчас это два предприятия – КБ «Радуга» и машиностроительный завод. С задачами своими они справляются, но на двух этих предприятиях вместе сегодня трудятся, наверное, уже всего 2,5 тысячи человек. На других предприятиях — подобная ситуация..
Так что в маленьком городке, учитывая, что традиционные организации требуют меньше персонала, если не строить новые производства, если не развиваться, первое следствие – молодежь будет уезжать. А если сегодня молодёжь уехала, то завтра - стагнация…

«Сага о форсайте»
- Александр Алексеевич, следующий вопрос будет немного философским. Итак, правительство придумало схему создания таких особых зон. Строго говоря, это мировой опыт, который, в конечном счете, удалось реализовать и у нас в стране. И всё-таки, на ваш взгляд – достаточно ли тех преференций, которые даёт законодательство резидентам этих зон? Не нуждаются ли те, кто создаёт в них свои производства в каких-то в дополнительных мерах поддержки, в какой-то «промышленной политике» нашего правительства? Или же и такого механизма достаточно, а дальше уже должен действовать «его величество Рынок»?
- Умеете Вы хорошие вопросы задавать… Попробуем пофилософствовать.
Давайте не на нас посмотрим, а, скажем, на Европу: проедем по Бельгии, Нидерландам, Германии или Франции. Евросоюз создал в них очень много механизмов поддержки бизнеса. Причем есть там технопарки, которые созданы умельцами-энтузиастами лет 30-40 назад - там всё нормально. А есть такие, что созданы на деньги Евросоюза. Немалые деньги. Вот там всё это смотрится, как какой-то «детский садик для бизнеса».

Но скажите: как «зубастый» бизнес может вырасти в детском садике? - Не понятно… Какой это отбор, где он там происходит? В этом смысле я не являюсь апологетом того, что бизнесу нужно больше государственной поддержки. Вообще. Где такая поддержка в помощь, а где - во вред, я до сих пор не научился распознавать, но прекрасно вижу, что в целом ряде случаев это не помогает, а наоборот - расхолаживает, меняет приоритеты у бизнеса.
Но, тем не менее, несмотря на некоторый скепсис в отношении государственной поддержки, я скажу, что особая зона – это лучший механизм, лучшая мера государственной поддержки. Почему здесь эти меры - не во вред? - Потому что здесь ты ничего не получаешь, пока не начал заpaбатывать. Ты не приходишь сюда за деньгами. Когда у тебя выручка пойдет, тогда ты можешь получить льготы. Если у тебя выручки нет, то это резидентство тебе ничего не дает а государству ничего не стоит. На мой взгляд это лучший механизм, это полезнее, чем давать деньги.
Тем не менее… Промышленная политика, конечно, нужна. Нельзя сказать, что её нет. Она была под запретом 15 лет назад, но в последние годы она всё-таки появилась, достаточно или нет – скорее - нет. Потому что мы, на мой взгляд, пока не научились концентрироваться на приоритетных направлениях. Не научились даже выделять эти приоритетные направления.
Отвлекусь: на Тайване, в городе Синьчжу есть особая зона вроде нашей, вокруг института промышленных технологий Тайваня. Институт этот - государственный. Вокруг него они создан большой технопарк, построены дороги, сети, инфраструктура… У этого института нет явно выраженного профиля. Когда я там был, они одновременно мастерили велосипед композитный, создавали микросхемы и занимались биотехнологиями.
Что они делают? – Он проводят форсайт. Находят области,где завтра сойдутся возможности технологий и потребности рынка. Важная штука! Когда этот форсайт сделали, они не идут к государству, они - ищут инвестора. Они ищут предприятие, которое будет выпускать эти, допустим, велосипеды. На государственный тайваньский «рубль», столько же средств должен вложить инвестор. Что дальше? - Дальше они находят по ссылкам три-четыре ведущих ученых, которые в этом разбираются лучше всех в мире, и приглашают их на площадку этого института. Вокруг них - студенты, аспиранты, свои специалисты. Три-четыре года идёт работа. Дальше компания уносит это ноу-хау и другие результаты разработки и ставит на производство. Она же вложила деньги! А в институте к этому времени уже сложилась научная или инженерная школа.
Вот если бы у нас было что-то подобное!.. А лучше не подобное, а именно такое, потому что мешают, как известно, всякие мелочи… У нас же тоже иностранных преподавателей приглашают, только их приглашают - преподавать. А там эти ученые тоже преподают, но только их приглашают как руководителей или как ведущих специалистов в некоторый конкретный коллектив, чтобы достичь какой-то конкретной цели по разработке конкретной продукции.
А ещё - мы всё-таки не очень умеем помогать своим. Мы же слабо можем конкурировать с той финансовой мощью и развитыми технологиями, которые есть сейчас у развитых стран. Слабость в том числе в том, что они уже в рынке, а наши в него только-только входят.
В своё время была популярной дискуссия про «Buy American Act» - рузвельтовский закон 30-х годов «Покупайте американское». Очень простой был закон: в нём было написано, что если американский товар по стоимости не боле чем вдвое превосходит иной товар, то «в общественных интересах» (у нас бы это звучало, как - «за бюджетные средства») приобретается именно американский товар. Всё. Точка. Этот закон и сейчас работает, с другими, правда соотношениями. Но вы понимаете, либеральная Америка сказала: «Нет, ребята, подождите, у нас есть свой производитель, его надо вытаскивать».
Мы кое-что из этого сегодня тоже начинаем делать… Причём, не надо нам в два раза, но - кто-то налог заплатил здесь, а кто-то налог заплатил там. Уравняй условия, и свои получат какие-то преференции. Ещё, помню, обсуждали мы тот же НДС по медицинским изделиям. Когда получается, что выгоднее производить за границей…
Есть много и других «тонкостей». Например, про те же медицинские изделия нам говорят: «Да, если есть два производителя, то закупаем только у своих», но… Дальше вместе, например, со шприцем в условиях закупок прописывается какой-то «колпачок», а колпачок этот наш производитель не делает, а потому участвовать в этом конкурсе он уже не может. Нам надо вот эти «мелочи» улавливать, и как-то реагировать на них более оперативно.
Так что, возвращаясь к вашему вопросу о необходимости поддержки, я бы сказал так: значительную часть, «центр тяжести» государственной поддержки я бы переместил со стартапов на компании, которые уже в рынке. При этом я совсем не против фонда Ивана Михайловича Бортника (Фонд содействия развитию малых форм предприятий в научно-технической сфере). Они-то как раз делом занимаются! Это посевное финансирование. Можно тысячи профинансировать, вырастет из них 50 – отлично! Супер! Но в целом шансов больше продвинуться у тех, кто уже в рынке.

У директоров таких предприятий не всегда руки доходят и время находится для того, чтобы разpaбатывать новые изделия. Нужно стимулировать! Как? - Я прихожу и говорю: «Слушай, если ты дашь рубль, я добавлю рубль бюджетный». И у него мысли начинают работать в эту сторону. Для меня если компания участвует своими деньгами, если она приняла решение, что ей это надо, значит, у неё есть интерес. А если у неё есть возможность получить миллионы бюджетные, а самой не вкладываться, то, возможно, интерес в другом... Делать это надо, на мой взгляд, не на площадках этих компаний, а в инжиниринговых центрах, в университетах, в исследовательских центрах, - то есть в организациях, которые подконтрольны тому, кто финансирует из бюджета.

Надо ещё и понять, где мы можем прорваться. Заниматься этим надо, чтобы такие направления вычлeнять. Науку включать, бизнес включать… Пока же слово «форсайт» у нас уже есть, а самого форсайта нет. Хорошо бы, чтобы мы поняли, где у нас есть шансы. Чтобы мы могли на этом сконцентрироваться. Потому что лидерами во всём мы вряд ли сможем стать.

«Мал наш рынок, да до́рог…»
- Александр Алексеевич, следующий вопрос задам на примере завода «Эйлитон», который находится у вас в Дубне. Первое его производство было построено для выпуска вакуумных пробирок. Затем возникло второе производство, такое же. Всего их в стране стало уже пять. Совокупный объём выпускаемой продукции уже превышает потребности российского рынка. Схожие проблемы были в Калужской области, куда пришли два инвестора и построили два цементных завода, хотя для того, чтобы перекрыть потребности в цементе всего Центрального федерального округа и одного было более чем достаточно. В результате второе производство было обанкрочено, а первое выкупил Евроцемент.
- Баланс рынков…
- Да, проблема в том, что наш рынок довольно плохо известен даже тем, кто на нём действует. Я имею в виду как бизнес, так и органы власти. К тому же он ещё и маленький. Поэтому получается, что у нас любое более-менее технологичное, достаточно крупное для своей ниши производство едва ли не сразу попадает в зону риска. В этом смысле меня поразили китайские компании: когда они ведут проект, они сразу мыслят категориями мирового сбыта…
- Я приведу пример Тайваня. Мы, помню, смотрели, как там люди начинают бизнес. К тому моменту, когда я с этой системой знакомился, она работала уже лет тридцать. В Тайбэе есть торгово-промышленная палата. Её финансирует государство. Занимаются серъезно конъюнктурой рынка. И это не просто баланс спроса и предложения, что есть и чего нет на каких рынках… Условно говоря, если ты собираешься делать электрические розетки, тебе расскажут, какие в Европе, например, в данный момент предпочитают формы, какие цвета и даже их оттенки, блестящие или матовые, на десять ампер или на шесть и т.д. и т.п. Расскажут тебе, какие возникают, например, таможенные вопросы, и как принято решать вопросы с чиновниками. Фактически, если ты только начинаешь бизнес, тебе предоставят самую исчерпывающую информацию о том, каким образом продвигать свой товар на рынке той или иной страны.
Что касается нашей страны, то рынок у нас действительно маленький. Но далеко не все это осознают. Сказывается и наш менталитет… Думаю, что огромное число - 90 или 95% предпринимателей, которые начинают бизнес, не представляют себя как игроков мирового рынка. Абсолютно. И надо сказать, что у многих это «непредставление» сохраняется на всю жизнь. Причин у этого, на мой взгляд, две: с одной стороны – слишком мало пока «историй экспортного успеха», а с другой работает такое отношение: «Я уже чего-то заработал, мне и моей семье хватает, так зачем мне чего-то лишнее?» Я очень часто вижу, что не хватает у российских предпринимателей вот этого китайского «бизнес-динамизма»…
- Позвольте мне «поймать Вас на слове». Вы же мне только что говорили пpaктически то же самое, только немножко в другом контексте. Когда я спрашивал, каким будет будущее зоны, вы ответили: «А нам хватит… Зачем нам больше? Мы не хотим «малый город» превращать в промышленный центр…
- Не всё, Вадим Иванович, зависит от размера территории. Да, в той же «Силиконовой долине», которую, кстати, не создавало государство, есть Сан-Хосе - крупный город. А Пало-Алто или Купертино – поменьше. Да, Бангалор – старый и многомиллионный мегаполис. Пекин, Тяньцзинь, Шанхай - это огромные города! Но я знаю, что и в малых городах многое получалось. Но это все-таки некоторое ограниченное прострaнcтво, и наша задача - угадать, когда эта «машинка» будет работать как синергетическая. А площади мы же увеличиваем! - У нас было 180 га, а сейчас почти 300. При этом нам обязательно нужно сохранить атмосферу, среду научного городка, этакой научно-технологической деревни.

И всё-таки нам надо больше создавать историй успеха, пытаться всё-таки менять психологию для того, чтобы наш бизнес ощущал себя частью мира. Для того, чтобы бизнес планировал, что он будет продавать и в Азии, и на Ближнем Востоке… Пусть пока не в Европе – это сложно, но есть немало стран, у которых нет политических препятствий для того, чтобы наш бизнес мог там продавать. Некоторые из этих стран очень недалеко от нас расположены. Есть ещё и Ближнее Зарубежье, в котором нет даже языкового барьера. Это очень серьёзная проблема.
Я считаю, что мы вообще без этого не сможем полноценно развить технологии, потому что очень значительная часть высокотехнологичных производств для своего развития нуждается в некотором масштабировании. Без такого масштабирования зачастую невозможно обеспечить конкурентоспособность. А это масштабирование без выхода за границы Российской Федерации в очень многих отраслях просто не решаемо. Даже одно предприятие может оказаться излишним из-за недостаточного объема внутреннего рынка.

И еше психология… Если присмотреться, то у нас бизнес пока больше французский, чем американский. В каком смысле? - Он сильно зависит от смены поколений. Америка – она подстраховалась: там у компании есть условно говоря 10 тысяч акционеров, уйдет президент, выберут другого, и всё будет идти дальше. У французов - по-другому: там компании больше семейные, и если глава семьи, который этот бизнес организовал, и у которого остался контрольный пакет, от бизнеса отошёл, на его место приходят его дети или внуки, и совсем не очевидно, что у них что-то получится. И бизнес начинает пикировать. Наша модель, к сожалению, ближе к французской, и мы уже начинаем это испытывать.
И ещё один опять же психологический фактор. У нас нет NASDAQ, как в Америке. Его и не будет. Почему? – Потому что у нас нет к этому доверия. В целом. У нас нет такого, чтобы бабушка или дедушка вместо того, чтобы копить деньги в чулке или в банке, хотя бы на часть своих сбережений купили акции какой-то компании, которая подаёт надежды... Нет такой традиции. Совсем нет. И деньги в высокотехнологичный сектор от «бабушек» не приходят. Да и не только в этот сектор.

Что скрывается за маской…
- Тема, которую просто не возможно не затронуть – пандемия... Когда она началась, вместе с ней началась и истерия по поводу производства медицинских масок, был выделены достаточно приличные средства в виде субсидий для того, чтобы организовать их производство. В итоге ситуация пришла к тому, что на складах находятся нереализованными 14 миллионов масок, и правительство уже задумалось над тем, а не ввести ли запрет на их импорт…
- Вадим Иванович, это называется «рыночная экономика – работает!» А государство - выбирает, кого поддерживать. Если вы занимались вычислительной математикой, если вы посмотрите методы оптимизации – дихотомия, золотое сечение – много чего придумано для того, чтобы найти оптимум. Честно говоря, в том классе задач, которыми занимался я, метод случайного поиска обычно оказывался самым мощным…
Смотрите: был дефицит - и дезинфицирующих средств, и масок. Промышленность отреагировала довольно быстро и закрыла проблему. Ну, да, маятник всегда качается до крайних положений… Конечно, те цены, которые были на маски весной и в начале лета, очень многих подвинули на то, чтобы заняться их производством. Тем более, что купить оборудование и запустить линию сосем не сложно и не долго, особенно если у тебя уже есть 200 или 300 кв. метров площади. Многие на это среагировали, кто-то ошибся, получился избыток. Что-то закроется, чьи-то затраты окажутся лишними. Это естественный процесс... В данном случае рынок сыграл положительную роль. Если бы баланс рынка поручили считать чиновникам, мы до сих пор читали бы парадные отчеты об этих расчетах, а маски оставались бы дорогими и дефицитными.
- Насколько, на ваш взгляд, важны вот эти механизмы планирования? Мне кажется, что вам в Дубне удалось выстроить систему принятия решений по развитию Зоны так, что каких-то особых проблем…
- Вадим Иванович, я вам могу сразу сказать, что мы этим вообще не занимаемся. Принципиально. То есть за конкурентным полем не смотрим. Это — задачи бизнеса.
- Я имею в виду не конкуренцию, не то, что делают те или иные конкретные производители, а подбор этих производителей.
- Попробую ответить… При работе с потенциальными резидентами, то есть с претендентами на то, чтобы получить этот статус, в ОЭЗ Дубна всегда, - как бы высоко это ни звучало, – исходили из того, что есть государственный интерес. Допустим, компания приходит и говорит: «Мы хотим делать вёдра!» - Ну, в принципе, пожалуйста, делайте… Вот только, если 50 производителей пластиковых вёдер уже есть, почему 51-му их производителю государство должно предоставлять преференции?
Понимаете, государство, предоставляя какие-либо льготы или субсидии, фактически вмешивается в рынок. И ломает конкурентное поле.

Представим себе добросовестного бизнесмена, который всё сделал сам: залез в кредиты, вложил свои деньги, а до государственных денег и льгот не добежал. А другой просто получил субсидию… Ведь это сильно бьёт по интересам добросовестного.
Поэтому, органы управления ОЭЗ Дубна при рассмотрении заявок будущих резидентов стараются учитывать эти обстоятельства. Не могу, правда, сказать, что получается на сто процентов. Но, уверен в том, что привилегии, преимущества надо предоставлять лишь в тех сегментах рынка, которые недоразвиты, и которые без этой помощи не развиваться не смогут. В тех же секторах, где уже сложилась высокая конкуренция, участие государства не нужно. Пусть компании как-то между собой конкурируют, соревнуются. Либо кто-то кого-то вытеснит, либо кто-то уйдёт за рубеж, либо вырастет рынок – по-разному может сложиться.

Между регионом и Федерацией…
- Насколько я помню, раньше Особая экономическая зона относилась к федеральной собственности и управлялась федеральным центром, а сейчас - областным. Правильно ли я понимаю, что если раньше была хоть какая-то возможность координации на федеральном уровне, то сейчас её нет?
- Почему? Всё методическое руководство развитием особых экономических зон по-прежнему осуществляет Минэкономразвития.
- Это методическое. А где находится тот орган, который должен координировать и контролировать механизм предоставления льгот, например, или решать какие-то другие проблемы, без которых наверняка не обходится и ваша работа?
- Давайте сначала опять про опыт других стран. Такие территории развивались по-разному и по разным причинам. Возьмём две основные. В одном случае надо было развивать высокотехнологичный сегмент экономики, а в другом – использовать механизмы особых зон как инструмент регионального развития. Ведь не для технологического же прорыва создавались известные сегодня всем японские технополисы, а для того, чтобы Токио не довлело над другими префектурами, чтобы там тоже шло развитие. И «София-Антиполис» во Франции – это тоже попытка правительства перенести часть активности из Парижа.
На самом деле мне это не нравится, но и у нас сейчас правительство рассматривает российские особые экономические зоны прежде всего как инструмент регионального развития. «Дубна» в эту политику немножко не вписывается… И дело не в том, что мы не хотим развивать свой регион. Конечно, хотим! Но всё-таки наша миссия, как бы её видим – это развитие именно высокотехнологичного сегмента экономики, а не всех её сегментов. Это немножко другая функция, чем просто региональное развитие. И здесь действительно больше интересов федеральных, чем региональных.
Понимаете в чём дело? – У нас есть КБ, есть опытное производство… А серийное производство, а стало быть, и самый большой налоговый доход, находится в другом регионе. И у нашего региона нет большого интерес в том, чтобы вкладывать в эту инфраструктуру. Поэтому вопрос вы задали очень важный – соотношение федерального и регионального интересов.
Эта проблема касается и других наукоградов, не только особых экономических зон. Потому что наукограды по своей значимости – это территории федеральные, таковыми они и при советской власти были. Занимались ими федеральные министерства. Сейчас всё это – в том числе, и ответственность за развитие - полностью переложили на бюджеты субъектов. Но некоторую специфику такого развития, некоторые дополнительные потребности субъект просто не может учитывать. Хорошо ещё, что есть счастливые исключения, как у наших коллег в Обнинске. В чем смысл такого исключения? - Не только сейчас, но и в 90-е Обнинск был главным налоговым донором Калужской области. И в этом смысле ему легче проводить свои интересы внутри субъекта. Ясно, что Дубна или Пущино – они с Подольском или с Электросталью с точки зрения экономических показателей вряд ли сравняются.
Во времена хорошие у правительства региона есть возможность «вкладываться в будущее». Но времена бывают разными… Первое следствие кризиса, как меня когда-то учили, знаете какое? – Сокращение горизонта планирования.
- Не поспоришь...
- Вот и представьте, что вы - губернатор, горизонт планирования у вас сократился, а эти ребята в технико-экономической зоне делают то, что доходы в бюджет даст в лучшем случае через пять-шесть лет. Интересно вам это сейчас? Интересно, но есть более неотложные задачи. То есть здесь надо найти баланс между федеральными интересами и «текущими» региональными.
На самом деле то, что управление развитием инфраструктуры особых экономических зон передали в область, - это очень не плохо. Но нужно всё-таки понимать, что у этих зон остались и некоторые федеральные функции. Знаете, когда в 2005, 2006, 2007 годах особые экономические зоны только начинали создавать, в Минэкономразвития за это дело отвечал заместитель министра Андрей Шаронов. Но, честно говоря, заниматься этим вопросом Герман Оскарович ему пpaктически не давал, потому что занимался лично… Сейчас отдел особых экономических зон находится в структуре департамента регионального развития того же Министерства. Сравните возможности министра и руководителя отдела…

«Эмоционально-национальная идея»
- Александр Алексеевич, я по вашему предложению губернатором себя уже представлял, теперь вы представьте, что стали - президентом страны! С этим вряд ли можно поздравить, разве что посочувствовать… Хорошо! Не президентом, - министром! Возглавили Минэкономразвития. Назовите «топ-3» или «топ-5» вещей, которые Вы считаете самыми главными.
- Вы же знаете, что я - проектный менеджер, а не политик, а то, о чём вы говорите – это политика. Но попробую все же изложить как взгляд на политику со стороны. Без определения, что из сказанного более приоритетно.
Первое. Мне кажется, что мы сейчас идём к полной формализации процесса. Или уже пришли к ней… То есть у нас всё должно быть по правилам. Места для творчества при принятии решений у нас уже не остается. Меня это на самом деле очень сильно смущает. Я уже обнаруживаю, что жёсткость правил у нас даже больше, чем в Германии! Там «люфтов» при принятии решений больше. И доверия больше. И больше обратных связей.
Приведу пример. Правда, не из Германии, а из Штатов, куда я приезжал посмотреть,как жизнь устроена Идём мы с одним из знакомых по своим делам, и он вдруг говорит: «Мне надо зайти в совет, я должен перед депутатами отчитаться». Этот мой знакомый – начальник дорожного департамента в одном из «county» – это графство или округ в США, там нет главы, есть начальники департаментов, которых на эту должность назначают депутаты совета округа. В конце квартала он должен перед ними отчитаться за те закупки, которые в течение этого срока производил. Он знает, что в совете есть люди въедливые, которые всё проверят. А закупки он делает, оказывается, не по результатам торгов, а на свой страх и риск.
- Тут надо с дрожью вспомнить наши 44-й и 223-й законы…
- Вот и я спросил: «Как это?!» - Он отвечает: «Ну, я же знаю, кто надёжнее и у кого дешевле!..» Вы понимаете?: «А если, - говорю, - они не утвердят?» - «Ну, как? - Утвердят!» - «А вдруг?..» - «Я уйду с работы на следующий день».
Это - не формализация, это – доверие. У нас же человек не может порой бинт купить у нормального производителя, чтобы обеспечить качество! Вы понимаете: ведь все эти наши «конкурсы» – это ещё и полное отсутствие ответственности руководителя за результат. Потому что его лишили возможности вмешиваться. Мне кажется, что нам надо находить компромисс между формализацией и ответственностью. Это первое…
- И это очень правильно! Причем не только в отношении экономических зон, но и в отношении муниципального управления, регионального и т.д.
- Второе. Мы сегодня часто упоминали Китай, продолжим… Если вспоминать Линь Бяо и Конфуция то сейчас мы, пожалуй, вошли всё-таки в период Линь Бяо, то есть - в период централизации. Местного самоуправления у нас сейчас уже почти нет. Оно теперь является частью органов государственного управления, потому что, как вы знаете, произошло перераспределение полномочий. Это тоже штука, которая имеет две стороны. Да, есть плюсы и в централизации. При ней на самом деле быстрее, хотя и насильственно, прививаются лучшие пpaктики. Но я ведь не зря вспомнил ещё и Конфуция…

Необходим баланс между централизацией и децентрализацией. Нельзя сказать, что нам надо от централизации уйти совсем, но больше самостоятельности людям на местах дать нужно, потому что унификации в разных муниципальных образованиях в России не получается. Она часто приводит к потерям.
И третье. Знаете, у нас часто говорят про национальную идею. На мой взгляд, национальная идея у нас должна быть простая: конкурентоспособность. Опять пример: знаете, как началось то самое «корейское чудо»? Высокотехнологичное. Президентом стал Пак Чон Хи, который вообще-то у нас считался диктатором. Он же все эти крупные кланы - чеболи заставил заниматься высокими технологиями. Не добровольно, а принудительно. Знаете, как на Руси – развилка трёх дорог… Так и в Южной Корее того времени: одна дорога - заниматься высокими технологиями, выбирайте: автомобили, суда, электроника… Не хотите: есть и альтернатива. Второй путь – вы уезжаете из страны, и третий – остаетесь здесь, но - сидите в тюрьме. Все шесть кланов – мы их знаем по названиям, только «GoldStar» в «LG» переименовался, выбрали первый путь…
- Хотелось бы немножко уточнить: когда вы говорите о конкурентоспособности - это цель или средство?
- Опять отвечу примером. Если вы поедете по такой стране третьего мира, как Малайзия, вы увидите, что там на разворотных кругах, на цветочных газонах стоит цифра – единичка. Эта единичка означает: «Малайзия – номер 1». Где Малайзия и где номер один?
- Могу тоже привести пример из Южной Кореи: когда они продают карты мира, Корея там – в центре. То есть вы считаете, что идея должна быть – «эмоционально-национальная…»
- Она и эмоциональная, и очень пpaктическая: нам надо выбрать те отрасли, где мы можем и должны стать лучшими в мире. Вот смотрите: малайцы – они ведь не просто так про себя говорят, что они – «номер один», они взяли, например, и построили башни-близнецы, которые в то время были самыми высокими в мире. Если вы ходите по Куала-Лумпур, то понимаете, что этот город не на многим уступает Сингапуру…
Мы можем сравнивать и наши регионы. Сравнивать с тем, например, как развивается другой, тоже российский регион, который называется Татарстан. А развивается он намного быстрее и лучше. И не только потому, что они себе нефть оставили. Ещё и потому что, вообще говоря, если чего-то запланировано, то это надо делать! В большинстве же других регионов если чего-то планируется, то два года должны ходить туда-сюда бумаги… Так, чтобы никто не подписал что-то вперед других. Пока не наступит полная безответственность. Это подрывает эффективность системы управления.

Когда китайцы начинали делать свои особые экономические зоны, которые теперь самые успешные в мире, Дэн Сяопин, который был в то время «комaндиром», сказал: «Особые экономические зоны мы будем делать по-особому» и разрешил отклоняться от законодательства. В обоснованных случаях. Но - под ответственность. Могли и расстрелять… Но отклониться ты имел право. Там, где нам надо двигаться вперёд, нужно давать возможность принимать решения...
Когда начали создавать «Сколково», когда стали думать о том, что нужно сделать, чтобы эта территория развивалась, сколько законов или сколько положений разных законов пришлось отменить! Я должен сказать, что некоторые положения этих законов сдерживают развитие и других территорий…
- И последний вопрос: какой вы видите Особую экономическую зону «Дубна» через пять-десять лет? Не по параметрам, о них вы уже сказали, - по миссии?
- По миссии… Город Дубна сегодня – известный во всём мире научный центр. Особая экономическая зона «Дубна» в этом году в очередной раз признана номером один в Национальном рейтинге инвестиционной привлекательности российских особых экономических зон. Это, безусловно, важно. Но хотелось бы, чтобы через какой-то промежуток времени мы могли конкурировать уже с лучшими в мире территориями инновационного развития. Нам надо стремиться к мировой конкурентоспособности. Как с точки зрения обустройства, бизнес-климата, так и с точки зрения тех технологий, которые разpaбатываются на этой территории. Но для этого надо пройти еще немалый путь.




Ребенок боится клоунов: о чем это говорит и что с этим делать

Ребенок боится клоунов: о чем это говорит и что с этим делать И клоуны, и люди в карнавальных костюмах, и куклы в кукольном театре, и даже Дед Мороз могут вызвать самую неожиданную реакцию...

22 01 2022 4:25:15

Витамины и детский иммунитет в период пандемии

Витамины и детский иммунитет в период пандемии Поэтому недостаточная обеспеченность ими неизбежно сказывается на иммунитете...

20 01 2022 10:29:55

В детской поликлинике на Куликовской улице завершается реконструкция

В детской поликлинике на Куликовской улице завершается реконструкция   «В Москве мы продолжаем масштабную реконструкцию городских поликлиник...

19 01 2022 5:47:58

"Экспоцентр" готовит масштабный международный форум "Российская неделя здравоохранения", который состоится в декабре

"Экспоцентр" готовит масштабный международный форум "Российская неделя здравоохранения", который состоится в декабре По традиции на нем обсуждаются самые актуальные тенденции развития и мировой медицины, и отечественного здравоохранения, а в этом году будут также обсуждаться Национальные проекты "Здравоохранение" и "Демография"...

18 01 2022 15:50:17

Vyacheslav Degtyarev, Mitra Clinic: “Biohacking is a real way to turn your bio-clock back!”

Vyacheslav Degtyarev, Mitra Clinic: “Biohacking is a real way to turn your bio-clock back!” The things people tried as a magical remedy! Elixirs and balms, rituals and spells...

17 01 2022 13:50:34

Станция МЦД Долгопрудная открылась после реконструкции

Станция МЦД Долгопрудная открылась после реконструкции Она находится на границе одноименного города Московской области с населением свыше 116 тысяч человек и столичного района Северный, в котором проживают около 39 тысяч человек...

15 01 2022 6:55:28

10 продуктов, которые могут сделать вас бесплодными

10 продуктов, которые могут сделать вас бесплодными Вместо этого пройдемся по научным исследованиям, опубликованным за последние несколько лет в журнале Human Reproduction («Репродукция человека»), издаваемом в Университете Оксфорда...

14 01 2022 13:10:39

Вложения в экономику: об инвестициях простыми словами

Вложения в экономику: об инвестициях простыми словами Дополнительные финансы позволяют активнее развиваться, не откладывая рост на будущее...

13 01 2022 12:34:55

Юношеская шизофрения: кто в группе риска?

Юношеская шизофрения: кто в группе риска? Многие родители не готовы признать саму возможность психического заболевания у своего ребенка и в результате обращаются к кому угодно, только не к психиатрам...

12 01 2022 15:55:27

Информационный бюллетень о ситуации и принимаемых мерах по недопущению распространения заболеваний, вызванных новым коронавирусом

Информационный бюллетень о ситуации и принимаемых мерах по недопущению распространения заболеваний, вызванных новым коронавирусом 2020 зарегистрировано 60 299 273 подтверждённых случаев (прирост за сутки 619 012 случаев; 1,04%), 1 420 037 летальных исхода (прирост за сутки 12 009; 0,85%)...

11 01 2022 22:12:32

У эмбриона есть усы и еще 24 шокирующих факта о младенцах

У эмбриона есть усы и еще 24 шокирующих факта о младенцах То есть они есть, но еще в «зачаточном» состоянии — в виде хрящей, и остаются такими, пока ребенку не исполнится полугода...

10 01 2022 3:59:16

Зима в Азербайджане: горнолыжные курорты высшего уровня ждут российских туристов

Зима в Азербайджане: горнолыжные курорты высшего уровня ждут российских туристов Примером этого является туристический центр «Шахдаг» и горнолыжный курортный комплекс «Туфан» в Габале...

09 01 2022 5:26:10

В фокусе внимания Антимонопольного клуба антикартельный пакет

В фокусе внимания Антимонопольного клуба антикартельный пакет   О ключевых нововведениях, которые предлагаются пакетом поправок, рассказала модератор встречи, главный эксперт журнала «Конкуренция и право» Елена Соколовская...

08 01 2022 10:17:57

Главное за неделю в Подмосковье: возобновление работы музеев и предновогодние мероприятия

Главное за неделю в Подмосковье: возобновление работы музеев и предновогодние мероприятия Куда в Подмосковье обратиться по вопросам коронавируса...

07 01 2022 3:31:31

Информационный бюллетень о ситуации и принимаемых мерах по недопущению распространения заболеваний, вызванных новым коронавирусом

Информационный бюллетень о ситуации и принимаемых мерах по недопущению распространения заболеваний, вызванных новым коронавирусом 2021 зарегистрировано 141 140 798 подтверждённых случаев (прирост за сутки 694 577 случаев; 0,49%)...

06 01 2022 8:12:40

«МАС-Сервис ХМ»: ставка на инновации собственного производства

«МАС-Сервис ХМ»: ставка на инновации собственного производства Подробнее об отраслевых технологиях нового поколения нам рассказали генеральный директор предприятия Александр Сергеевич Коровин и главный инженер Алексей Сергеевич Зырянов...

05 01 2022 15:36:11

В столице прошла шестая масштабная дезинфекция

В столице прошла шестая масштабная дезинфекция «Обычно в эти дни, 1 Мая, мы проходим колонной, отмечая этот замечательный Праздник Весны и Труда...

04 01 2022 17:52:45

Вечная молодость: почему люди не стареют в летаргическом сне

Вечная молодость: почему люди не стареют в летаргическом сне Сколько может длится летаргический сонЛетаргический сон может быть легким и тяжелым...

02 01 2022 1:30:37

Исповедь врача из красной зоны: "Не забуду страх cмepти в глазах"

Исповедь врача из красной зоны: "Не забуду страх cмepти в глазах" Виктор Юрьевич — доктор медицинских наук, профессор, члeнкор РАН...

01 01 2022 7:47:57

Елена Лыгорева: «Умение нести ответственность за свои слова – залог успешных долгосрочных отношений!»

Елена Лыгорева: «Умение нести ответственность за свои слова – залог успешных долгосрочных отношений!» О критериях успеха риелторов, нововведениях в работе в период самоизоляции и важности сотрудничества с коллегами беседуем с Еленой Лыгоревой – председателем Комитета риелторов и агентств недвижимости Дмитровского городского округа, владелицей агентства недвижимости «Золотой ключ» – По теории Фрейда, все проблемы людей идут из детства...

31 12 2021 19:49:25

Светлана Василенко: «Миссия «Гемотеста» – оздоровление нации!»

Светлана Василенко: «Миссия «Гемотеста» – оздоровление нации!» Компания усиленно развивает направление франшизы...

30 12 2021 23:48:40

Новый формат работы, рекорды и необычные прогулочные маршруты: ВДНХ подвела итоги 2020 года

Новый формат работы, рекорды и необычные прогулочные маршруты: ВДНХ подвела итоги 2020 года Главная выставка страны и ее резиденты быстро адаптировались к новым условиям и перенесли свои программы в дистанционный формат...

29 12 2021 9:15:57

Построить paкету и выучить «космический» танец: дворцы и центры творчества столицы приглашают отметить День космонавтики

Построить paкету и выучить «космический» танец: дворцы и центры творчества столицы приглашают отметить День космонавтики Они подготовили познавательную программу в честь 60-летия полета в космос Юрия Гагарина...

28 12 2021 15:37:19

О Всемирном дне борьбы с бешенством

О Всемирном дне борьбы с бешенством Дата выбрана не случайно - в этот день в 1895 году скончался Луи Пастер - знаменитый микробиолог, один из создателей вакцины против бешенства...

27 12 2021 19:35:44

10 правил здорового детского сна

10 правил здорового детского сна Самое простое в вышеупомянутой организации — приобрести качественный одноразовый подгузник, и это, по сути, единственный друг детского сна, который реально существует без вашего родительского участия — его за вас и для вас уже придумали и сделали...

26 12 2021 4:28:59

Что такое иглоукалывание и есть ли от него польза

Что такое иглоукалывание и есть ли от него польза Мы решили разобраться — насколько возможно — в природе иглоукалывания, проконсультировались со сторонниками и критиками направления и выяснили, стоит ли вообще пробовать эту методику...

25 12 2021 11:15:17

Просто добрые дела: как переболевшие коронавирусом становятся волонтерами

Просто добрые дела: как переболевшие коронавирусом становятся волонтерами Выздоровевшим москвичам, у которых в крови обнаружены антитела, предлагают помогать тем, кто сейчас лечится от коронавируса дома...

24 12 2021 17:21:34

Врачи, дипломаты, предприниматели и меценаты: все о семье Боткиных

Врачи, дипломаты, предприниматели и меценаты: все о семье Боткиных В Москве есть два здания, которые более тесно связаны с Боткиными...

23 12 2021 19:11:36

Эмоции Гастона и теория невероятностей. Шесть книг для чтения с детьми

Эмоции Гастона и теория невероятностей. Шесть книг для чтения с детьми Малышам «Паровозик Пых» Тамары Крюковой Я люблю наблюдать за малышами в нашей библиотеке, каждый раз очень радуюсь, что им прививают любовь к чтению с раннего возраста...

22 12 2021 4:14:28

Надежда Шаравская: переход на «индикативные» параметры позволил сформировать прозрачную и объективную систему регистрации цен на препараты для всех участников фармрынка

Надежда Шаравская: переход на «индикативные» параметры позволил сформировать прозрачную и объективную систему регистрации цен на препараты для всех участников фармрынка Речь идёт о применявшемся ранее «затратном» методе, в основе которого лежит изучение затрат на производство и реализацию каждого конкретного лекарственного препарата, а также о методах, основанных на изучении внешних и внутренних индикаторов...

21 12 2021 16:23:41

Информационный бюллетень о ситуации и принимаемых мерах по недопущению распространения заболеваний, вызванных новым коронавирусом

Информационный бюллетень о ситуации и принимаемых мерах по недопущению распространения заболеваний, вызванных новым коронавирусом 2021 зарегистрировано 103 867 987 подтверждённых случаев (прирост за сутки 456 688 случаев; 0,44%)...

20 12 2021 14:54:32

Бренд CASE представляет «Проект Зевс» — первый в отрасли полностью электрический экскаватор-погрузчик 580 EV

Бренд CASE представляет «Проект Зевс» — первый в отрасли полностью электрический экскаватор-погрузчик 580 EV CASE Construction Equipment представляет «Проект Зевс» — первый в строительной отрасли полностью электрический экскаватор-погрузчик 580 EV...

19 12 2021 10:26:48

Стратегия похудения: как сбросить вес раз и навсегда

Стратегия похудения: как сбросить вес раз и навсегда То есть нужно тратить больше калорий, чем вы получаете...

18 12 2021 6:11:38

Надежда Карисалова: «На сегодняшний день мы движемся в правильном направлении»

Надежда Карисалова: «На сегодняшний день мы движемся в правильном направлении» О том, как государство помогает «Нежному бизнесу», и не только об этом рассказала заместитель министра Надежда Карисалова...

17 12 2021 21:48:58

Информационный бюллетень о ситуации и принимаемых мерах по недопущению распространения заболеваний, вызванных новым коронавирусом

Информационный бюллетень о ситуации и принимаемых мерах по недопущению распространения заболеваний, вызванных новым коронавирусом 2020 зарегистрировано 26 215 349 подтверждённых случаев (прирост за сутки 280 432 случая; 1,08%), 867 466 летальных исходов (прирост за сутки 5 820; 0,68%)...

16 12 2021 11:45:10

Из стажеров — в руководители. Три истории о карьере в Правительстве Москвы с нуля

Из стажеров — в руководители. Три истории о карьере в Правительстве Москвы с нуля Во время участия в проекте они узнают, как работает инфраструктура города, заводят полезные знакомства...

15 12 2021 9:26:14

Об открытии Российско-Вьетнамской конференции

Об открытии Российско-Вьетнамской конференции По ее словам, уникальная научно-экспериментальная база позволяет осуществлять весь комплекс работ от выделения и изучения возбудителей особо опасных вирусных инфекций до разработки и производства диагностических, профилактических и терапевтических препаратов...

14 12 2021 22:50:48

Первая помощь до приезда скорой – чек-лист действий от врача, чтобы спасти жизнь. Сможет каждый!

Первая помощь до приезда скорой – чек-лист действий от врача, чтобы спасти жизнь. Сможет каждый! Как распознать? Человек жалуется на:Боль в гpyди – давящая, жгучая, отдающая в лопатку, левое плечо, руку...

13 12 2021 16:11:39

Мне за 30 и у меня до сих пор прыщи. Что с этим делать?

Мне за 30 и у меня до сих пор прыщи. Что с этим делать? Согласно исследованиям, порядка 85% женщин и 15% мужчин получают этот «привет из юности» в зрелом возрасте...

12 12 2021 19:21:38

Симптомы гипотиреоза и усталости надпочечников

Симптомы гипотиреоза и усталости надпочечников Желудочно-кишечный дискомфорт (вздутие, диарея и т...

11 12 2021 10:11:39

Раиса Захаровна и «Старые клячи»: портал «Узнай Москву» подготовил квест о Людмиле Гурченко

Раиса Захаровна и «Старые клячи»: портал «Узнай Москву» подготовил квест о Людмиле Гурченко К памятной дате портал «Узнай Москву» подготовил онлайн-квест, посвященный биографии и творческому пути легендарной артистки, и предлагает всем желающим ответить на 10 вопросов...

10 12 2021 21:20:34

"Не показывают - значит, есть что скрывать". Почему массовая вакцинация "Спутником" тревожит ученых

"Не показывают - значит, есть что скрывать". Почему массовая вакцинация "Спутником" тревожит ученых Строго говоря, масштабная досрочная вакцинация "Спутником V" и так давно идет...

09 12 2021 2:58:35

За девять месяцев число участников «Московского долголетия» выросло в три раза

За девять месяцев число участников «Московского долголетия» выросло в три раза «Проект “Московское долголетие” в 2020 году развернул свой вектор работы на 180 градусов...

08 12 2021 19:54:54

Коронавирусная инфекция (2019-nCoV) - правовые последствия для договоров

Коронавирусная инфекция (2019-nCoV) - правовые последствия для договоров Органы власти вынуждены принимать чрезвычайные меры, меняющие правовое регулирование и напрямую влияющие на бизнес-процессы...

07 12 2021 2:33:16

Подтянуть итальянский и позаниматься гимнастикой: онлайн-программы библиотек, парков и домов культуры на выходные

Подтянуть итальянский и позаниматься гимнастикой: онлайн-программы библиотек, парков и домов культуры на выходные Узнать новое Всех, кто стремится узнать что-то новое, приглашают на разнообразные онлайн-лекции и видеопрезентации...

06 12 2021 3:10:47

Еще:
Заболевания -1 :: Заболевания -2 :: Заболевания -3 :: Заболевания -4 :: Заболевания -5 :: Заболевания -6 :: Заболевания -7 :: Заболевания -8 :: Заболевания -9 :: Заболевания -10 :: Заболевания -11 :: Заболевания -12 :: Заболевания -13 :: Заболевания -14 :: Заболевания -15 :: Заболевания -16 :: Заболевания -17 ::