«В больницах не мясники с ножами стоят»: как бизнес-консультант в разгар пандемии запустила волонтерское движение в помошь медикам > Все о вирусах
Все о вирусах    

«В больницах не мясники с ножами стоят»: как бизнес-консультант в разгар пандемии запустила волонтерское движение в помошь медикам

«В больницах не мясники с ножами стоят»: как бизнес-консультант в разгар пандемии запустила волонтерское движение в помошь медикам

Memedic.ru набирает, обучает и координирует волонтеров, которые помогают сотрудникам больниц во время пандемии. Впрочем, когда COVID-19 уйдет, проект продолжит работать — в этом уверена придумавшая его Татьяна Аржемирская. В интервью Forbes Woman она рассказала, почему в зеленой зоне работать сложнее, чем в красной, может ли волонтерство помочь преодолеть страх cмepти и почему проект не закончится вместе с пандемией

Владелица консалтингового агентства Татьяна Аржемирская придумала проект Memedic.ru весной 2020 года, когда больницы не справлялись с потоком заболевших COVID-19. Вместе с партнером Арсением Лебедевым она запустила сайт, который связывает медицинские учреждения, нуждающиеся в волонтерской помощи, с теми, кто готов эту помощь оказать.

Во время первой волны эпидемии проект координировал работу 625 волонтеров в семи больницах и сейчас возобновляет работу. Зарегистрироваться на сайте может любой человек старше 18 лет, не входящий в группу риска по COVID-19 и сдавший необходимые анализы. Татьяна Аржемирская — победительница конкурса, проведенного в инстаграме Forbes Woman — #ForbesWomanRussiaContest — на лучшую историю о достижениях наших читательниц в пандемию.

В интервью изданию она рассказала о том, как страх перед пандемией вдохновил ее на создание волонтерского движения, что происходило в больницах в разгар эпидемии и почему сложно запустить такой же проект в провинции.

— Как возникла идея проекта Memedic?

— Вообще у меня свое небольшое консалтинговое агентство, где я занимаюсь консультированием и управлением персоналом, построением бизнес-процессов. Когда началась пандемия, естественно, почти все консалтинговые истории перестали работать, и у меня оказалось много свободного времени. И так сложилось, что мой крестный отец — врач-реаниматолог и при этом священник — знал Дениса Николаевича Проценко (главный врач ГБУЗ «Городская клиническая больница № 40» — прим. Forbes Woman). И когда начался аврал в Коммунарке, где-то в конце марта, крестный позвонил мне со словами, что Проценко набирает волонтеров и что я должна пойти и ему помочь.


— А почему вы?

— Он знал, что я очень переживала из-за коронавируса — не в плане того, что я боялась заболеть, а потому что это такая новая «чума», которая меняет мир, нашу жизнь. И мне очень хотелось что-то сделать, чтобы все это быстрее закончилось. Кроме того, у меня есть опыт в области консалтинга, так что я могла помочь профессионально. В общем, я поехала в Коммунарку, и там мне предложили эту историю. Вот так и появился проект Memedic.

— Какое первое впечатление на вас произвела Коммунарка?

— Не могу сказать, что у меня были какие-то особые по этому поводу эмоции. Конечно, когда я пришла, я ожидала, что у них уже есть хотя бы минимальная структура или служба волонтеров, но оказалось, что мы должны были делать все с нуля. И сами организаторы не представляли, что должно происходить в этом направлении.

— А для чего нужны были, собственно, волонтеры?

— Денис Николаевич предвидел надвигающуюся проблему: очень скоро им будет не хватать рук для ухода за больными, потому что медики сами начнут болеть. Кроме того, они и так по 12 часов работали, а учитывая, что санитаров мало, это было по-настоящему тяжело. Плюс, были разные хозяйственные сложности: например, больница закрывается, а с КПП некому носить передачи. Еще были нужны волонтеры в лабораториях, куда стало приходить огромное количество анализов — не все лаборантки были готовы обpaбатывать такое количество документов. И, наконец, нужно было помочь с обеспечением больницы питанием.

В общем, волонтеры были нужны везде, и идея Проценко была в том, чтобы нашими силами немного разгрузить персонал и тем самым улучшить качество медицинского обслуживания.

— Как быстро вы скооперировались?

— В принципе, быстро, потому что Проценко — прогрессивный специалист, хотя в наших медучреждениях очень мало людей, у которых есть навык работы с волонтерами. Да и в те недели было ощущение, что надвигается цунами: непонятно, что будет завтра. Так что никто особенно не вникал в волонтерскую работу.

— Коммунарка на это выдавала какие-то средства?

— Нет, они дали помещение, антисептики, какие-то базовые вещи. Но средств на нашу работу не было, у больниц нет такой возможности. Поэтому все делалось на энтузиазме. Мы хотели помочь. Это волонтерская работа, и просить на нее денег — сомнительное удовольствие.

— Как создать волонтерское движение? Что вы делали?

— Это все получилось случайно. Началось с того, что для внутренней записи волонтеров потребовалось сделать сайт, и я позвонила своему другу Арсению Лебедеву — это вообще знаковый человек в нашей истории. Он мой друг и бизнес-партнер, с которым мы работаем уже долгое время, у него своя IT-компания. И я попросила Арсения: «Сделайте нам классный сайт, чтобы было удобно сформировать пул волонтеров». Мы всей комaндой сидели и разpaбатывали механизмы. Арсений и его ребята сделали так, что нам не приходится вручную обpaбатывать заявки — все это делает сама система.

— И вы стали работать в Коммунарке?

— В ходе работы у организационной комaнды и у Дениса Николаевича изменилось видение процессов. Они решили оставить только волонтеров с медицинским образованием. Но к тому моменту, узнав, что есть такая история, к нам стали обращаться другие больницы. У нас уже был сайт, а у меня было понимание, как это все делается, поэтому когда к нам обратились люди из других медучреждений, мы решили открыть волонтерский центр.



— А какого типа волонтеров вы собирали? Кто были эти люди и почему они приходили?

— Волонтерами в основном становились люди интеллектуального и творческого труда, у которых на самоизоляции образовалось много свободного времени. Они были готовы помогать чем угодно и как угодно. У нас были люди из самых разных сфер: кандидаты наук, топ-менеджеры, актеры, певцы, деятели искусства, бизнес-консультанты, юристы и программисты. В общем, все, у кого было свободное время.

— Сколько сейчас у вас волонтеров? И есть ли какая-то стабильная комaнда?

— Волонтеры у нас, скажем так, трех типов. Есть люди, которые работают непосредственно в красной зоне. Они проходят гораздо более сложный отбор, сдают больше анализов, потому что контактируют с больными. Поэтому там остаются люди, которые могут обеспечить нам какую-то стабильность. Дело в том, что потенциальный волонтер может один раз прийти, помочь с уборкой и вскоре понять, что ему тяжело. Естественно, этому волонтеру мы говорим «спасибо за помощь» — и человек уходит заниматься своими делами. Но людям в красной зоне мы объясняем: если уж вы сдали все анализы, то мы рассчитываем, что вы не соскочите.

Второй тип — волонтеры в зеленой зоне, которые занимаются уходом за больными. Им тоже требуется сделать ряд анализов. Зеленая зона все это время страдала даже больше, чем красная, куда специалистов отправляли в первую очередь и штат был укомплектован. В зеленой остаются одна медсестра и одна санитарка — и больные, у которых была экстренная госпитализация. А это обычно люди, которые не могут сами себя обслуживать.


Третий тип волонтеров — те, кто помогает в административно-хозяйственной части. Это люди, которые работают в лаборатории или в отделах статистики, помогают вносить данные. Кроме того, та же самая трaнcпортировка с КПП, уборка территории и помещений. Клининг тоже может заболеть, и тогда их закрывают на карантин.

Еще волонтеры бывают нужны для приема передач, потому что часто бывает, что человека положили в больницу, родственников закрыли на карантин, а ему нужно принести одежду, еду и так далее.

— Как вы набирали людей? Была ли у вас «пиар-стратегия»?

— Пиар-стратегия была такая: в боевых условиях была запущена таргетированная реклама. Нами интересовались журналисты, к нам сами обращались разные СМИ и предлагали сделать материал о нашей волонтерской истории. Первый канал даже приезжал снимать.

В основном, действовали по ситуации. Например, если не хватало волонтеров, я могла попросить знакомых распространить эту информацию.
Очень помог в свое время СПИД.Центр Антона Красовского. Дело в том, что мы попали в какую-то дикую ситуацию: не каждая больница имеет положение о волонтерской деятельности, и нам требовалось быть аффилированными с каким-либо фондом. Открывать свою НКО в той ситуации не было никакой возможности. Тогда я попросила подругу, известную журналистку, бросить клич в фейсбуке. Антон прочитал эту историю и сказал, что его фонд готов нас аффилировать.



— А юридически все это быстро делается?

— Юридически никаких проблем не было, потому что больница и фонд между собой подписывают договор о помощи. В пункте есть положение о волонтерстве. Мы через фонд управляем волонтерскими договорами, QR-кодами. И здесь, конечно, огромное спасибо Антону и директору СПИД.Центра Сергею АбДypaхманову, потому что они правда нас очень выручили в этой истории. Нам все так здорово помогали.

— Ну вы же не для себя просили, вы хотели помочь людям в острой ситуации.

— Да, но мы уже поняли, что в нашей стране, чтобы помочь, нужно приложить много усилий. Я не могу сказать, что медики или другие фонды, когда о нас узнали, были в восторге. Смешно сказать: все эти государственные фонды не заинтересовались нашей гражданской инициативой, потому что у них годами идет распределение грантов, а тут мы вылезли откуда-то.

— А вы претендовали на гранты? На какие деньги вы существуете?


— Это всегда работало и работает из моего кошелька и кошелька моего партнера Арсения. Ну и мы постоянно встречали очень хороших людей, которые нам помогали. Например, нужно было привезти противочумные костюмы. Мы звоним всем благотворителям, а они привозят и никогда не отказывают.

— А как вы обеспечиваете волонтеров всей необходимой в больницах экипировкой?

— Это все выдается внутри больницы. Опять же, СПИД.Центр и фонд «Живой» принимали в этом активное участие. Волонтеров без формы мы не выпускали. У них была такая же экипировка, как и у врачей.

Мы просили всегда следить за соблюдением норм, за разграничением зеленой и красной зон. Чтобы те, кто был в красной зоне, не бегали в зеленую, чтобы у нас не было этого перекрестного движения. Через нас за это время прошло примерно 600-700 человек, а заболело всего 6. И то, мне кажется, они заболели не во время работы. Все взрослые ответственные люди — носили маски, мыли руки.

— Каков средний возраст ваших волонтеров?


— У нас было, конечно, за это время какое-то количество юных ребят. Но студенты — они либо продолжали учиться, либо мама с папой не пускали, либо это студенты-медики, которые, собственно говоря, и так волонтеры. Средний возраст — от 25 до 45 лет. Единственное, не пускаем людей в возрасте, который считается «зоной риска», если у них нет антител.

— А где они проходят тестирование? Тоже в больнице?

— Да. Но сейчас в больницах из-за высокой нагрузки лаборатории никого не тестируют, поэтому мы просим делать базовый набор у себя в поликлинике. А ПЦР и антитела берутся внутри больницы.

— Что нужно сделать, чтобы стать волонтером? Какие сдать анализы? Какие требования предъявляются к волонтерам?

— Все очень просто: нужно зайти на сайт Memedic.ru, прочитать список анализов, которые требуются для работы волонтером. Я всегда объясняю, что они делаются не потому, что мы хотим усложнить эту программу. Это делается, потому что разные люди приходят в отделение, и наша задача защитить волонтеров, чтобы они потом в этом отделении, как минимум, ничего не подцепили. Поэтому это прививка АДС, прививка от кори, прививка от гепатита Б и прививка от гриппа, флюорография и анализ крови. Также каждые 10 дней в больнице сдаются антитела и ПЦР, чтобы убедиться, что у нас никто не заболел.



— Есть ли у вас какие-то представления о том, кто может быть волонтером, а кто не может?

— Если человек хочет помогать, нужно ему обеспечить условия для этой помощи. По опыту работы с волонтерами я замечаю, что если у человека на одном месте не получается, то на другом он может быть просто звездой. Например, у нас был такой кейс с одним молодым человеком — не мог он найти себя в терапии, там для него неподходящая атмосфера и ритм работы. И у него не получалось. Мы перевели его в реанимацию. Там его просто обожали и не отпускали, потому что он хаpaктером совпал с реаниматологами.

С другой стороны, у нас была дeвyшка, журналистка из одной газеты, которая ужасно боялась cмepти. В ней жил этот страх. Она пришла, чтобы его преодолеть, и вскоре стала одним из лучших волонтеров.

Если человек хочет прийти и помочь — спасибо ему большое, он это делает бесплатно. Нам просто нужно подобрать место, где он будет комфортно себя чувствовать.

— А каков процент людей, которые не справляются с волонтерскими задачами?


— Чтобы именно не справлялись — я не могу сказать. Бывало, что человек приходил, помогал и понимал, что это не его история. Был у нас очень хороший мальчик, помогал в статистике, а отдел там работает круглые сутки, и в какой-то момент он сорвался, потому что ему стало действительно тяжело.

В целом, для наших волонтеров это колоссальный опыт, и порой он их меняет. Они лучше понимают, как ухаживать за больным человеком, начинают больше разбираться в медицине. Знаменательная история, когда мы в первый раз сходили с волонтером в красную зону, он там набегался и сказал: «Ну все! Я готов к детям».

Была у нас смешная история, когда на больницу написали жалобу в Министерство науки. К нам пришел волонтерить один мужчина. Выглядел он дико — было ощущение, что валялся в грязи. Наш координатор Даша с ним деликатно поговорила, попросила помыться и потом приходить. Он очень сильно обиделся. Развернулся и ушел. Через месяц приходит в больницу от Министерства науки требование дать объяснительную, почему волонтера не приняли к работе. Ну, мы так и написали — нетрезв, грязный.

— А этим занимаются координаторы?

— Да, у нас к каждой больнице прикреплен координатор — человек, который общается с волонтерами.


— Эти люди — тоже волонтеры? Или вы платите им какую-то зарплату?

— У нас и координаторы — волонтеры. С одной стороны, мы вынуждены сами обеспечивать всю эту историю. С другой стороны, мы ни от кого не зависим. Нам нет необходимости осваивать бюджет.

Сейчас у нас подобралась такая комaнда: частично мои друзья, частично люди, которые пришли и хотят быть вовлеченными в дело. Сейчас больницы справляются лучше, у нас не такая загрузка. Я плотно участвую в процессе. Очень многие вещи распределены: что-то делаю я, чем-то помогают другие.

— А как менялась ситуация в целом за эти полгода?

— Сначала было сложно, потому что ничего не было понятно. Никто не знал, чего ожидать, куда деваться. Была одна Коммунарка, куда везли всех. Власти постоянно меняли свои решения и держали нас в неведении. Было много вопросов, на которые ни у кого не было ответов. Самое тяжелое время — начало мая: сильная загрузка, пик заболеваемости. Я помню, что мы все майские праздники занимались оформлением волонтеров, анализами, обучением, инструктажем.

А потом как-то все резко пошло на спад. Ковидные госпитали начали потихоньку закрывать, сняли самоизоляцию, люди стали выходить на работу. Летом мы отдыхали, все разъехались. На удивление, летом заболеваемость и cмepтность не росли. Лето как-то спокойно прошло для всех, а осенью опять началось. Видимо, это все-таки сезонная история. Но я не врач и не хочу делать выводы.

Сейчас основная проблема — зеленые зоны. У нас руководство больниц научилось бороться с COVID. В красной зоне есть медикаменты, а врачи берутся из регулярного состава. Но сейчас осень, и у всех обострение хронических сезонных заболеваний. Получается, в больницах много сейчас пациентов, но мало медиков именно среднего звена.

— Получается, сейчас у вас пик и вы снова набираете больше волонтеров?

— Да, но у нас все относительно спокойно, потому что в Москве больницы более или менее готовы. И у больниц, и у властей появился опыт, как с этой пандемией справляться. Той неизвестности, которая была в начале, уже нет. Все понимают, что ситуация тяжелая, но уже более штатная.

Но мы набираем волонтеров. Пиковое время волонтерской нагрузки — любой день с восьми утра до часу. Потому что у больных берут анализы, их надо кормить, умывать. В этот момент санитарка носится по отделению и не знает, за кого хвататься, потому что одного нужно отвезти на МРТ, другого на КТ. Особенно актуальна мужская помощь, в том числе потому, что нужно трaнcпортировать лежачих.

— Мы сейчас постоянно читаем, что самый ад происходит в регионах. Есть ли у вас в планах расширяться на региональном уровне?



Владелица консалтингового агентства Татьяна Аржемирская придумала проект Memedic.ru весной 2020 года, когда больницы не справлялись с потоком заболевших COVID-19. Вместе с партнером Арсением Лебедевым она запустила сайт, который связывает медицинские учреждения, нуждающиеся в волонтерской помощи, с теми, кто готов эту помощь оказать. Во время первой волны эпидемии проект координировал работу 625 волонтеров в семи больницах и сейчас возобновляет работу. Зарегистрироваться на сайте может любой человек старше 18 лет, не входящий в группу риска по COVID-19 и сдавший необходимые анализы. Татьяна Аржемирская — победительница конкурса, проведенного в инстаграме Forbes Woman — #ForbesWomanRussiaContest — на лучшую историю о достижениях наших читательниц в пандемию. В интервью изданию она рассказала о том, как страх перед пандемией вдохновил ее на создание волонтерского движения, что происходило в больницах в разгар эпидемии и почему сложно запустить такой же проект в провинции.
Из архива Memedic
Из архива Memedic / Из архива Memedic

— Как возникла идея проекта Memedic?

— Вообще у меня свое небольшое консалтинговое агентство, где я занимаюсь консультированием и управлением персоналом, построением бизнес-процессов. Когда началась пандемия, естественно, почти все консалтинговые истории перестали работать, и у меня оказалось много свободного времени. И так сложилось, что мой крестный отец — врач-реаниматолог и при этом священник — знал Дениса Николаевича Проценко (главный врач ГБУЗ «Городская клиническая больница № 40» — прим. Forbes Woman). И когда начался аврал в Коммунарке, где-то в конце марта, крестный позвонил мне со словами, что Проценко набирает волонтеров и что я должна пойти и ему помочь.

— А почему вы?

— Он знал, что я очень переживала из-за коронавируса — не в плане того, что я боялась заболеть, а потому что это такая новая «чума», которая меняет мир, нашу жизнь. И мне очень хотелось что-то сделать, чтобы все это быстрее закончилось. Кроме того, у меня есть опыт в области консалтинга, так что я могла помочь профессионально. В общем, я поехала в Коммунарку, и там мне предложили эту историю. Вот так и появился проект Memedic.

— Какое первое впечатление на вас произвела Коммунарка?

— Не могу сказать, что у меня были какие-то особые по этому поводу эмоции. Конечно, когда я пришла, я ожидала, что у них уже есть хотя бы минимальная структура или служба волонтеров, но оказалось, что мы должны были делать все с нуля. И сами организаторы не представляли, что должно происходить в этом направлении.

— А для чего нужны были, собственно, волонтеры?

— Денис Николаевич предвидел надвигающуюся проблему: очень скоро им будет не хватать рук для ухода за больными, потому что медики сами начнут болеть. Кроме того, они и так по 12 часов работали, а учитывая, что санитаров мало, это было по-настоящему тяжело. Плюс, были разные хозяйственные сложности: например, больница закрывается, а с КПП некому носить передачи. Еще были нужны волонтеры в лабораториях, куда стало приходить огромное количество анализов — не все лаборантки были готовы обpaбатывать такое количество документов. И, наконец, нужно было помочь с обеспечением больницы питанием.

В общем, волонтеры были нужны везде, и идея Проценко была в том, чтобы нашими силами немного разгрузить персонал и тем самым улучшить качество медицинского обслуживания.

— Как быстро вы скооперировались?

— В принципе, быстро, потому что Проценко — прогрессивный специалист, хотя в наших медучреждениях очень мало людей, у которых есть навык работы с волонтерами. Да и в те недели было ощущение, что надвигается цунами: непонятно, что будет завтра. Так что никто особенно не вникал в волонтерскую работу.
Партнерские материалы
Современный Вавилон: почему Москва хочет жить на Патриарших?
Богатейшие наследники России. Кто они?
Прорыв мирового масштаба: первый электрический спорткар Porsche Taycan

— Коммунарка на это выдавала какие-то средства?

— Нет, они дали помещение, антисептики, какие-то базовые вещи. Но средств на нашу работу не было, у больниц нет такой возможности. Поэтому все делалось на энтузиазме. Мы хотели помочь. Это волонтерская работа, и просить на нее денег — сомнительное удовольствие.

— Как создать волонтерское движение? Что вы делали?

— Это все получилось случайно. Началось с того, что для внутренней записи волонтеров потребовалось сделать сайт, и я позвонила своему другу Арсению Лебедеву — это вообще знаковый человек в нашей истории. Он мой друг и бизнес-партнер, с которым мы работаем уже долгое время, у него своя IT-компания. И я попросила Арсения: «Сделайте нам классный сайт, чтобы было удобно сформировать пул волонтеров». Мы всей комaндой сидели и разpaбатывали механизмы. Арсений и его ребята сделали так, что нам не приходится вручную обpaбатывать заявки — все это делает сама система.

— И вы стали работать в Коммунарке?

— В ходе работы у организационной комaнды и у Дениса Николаевича изменилось видение процессов. Они решили оставить только волонтеров с медицинским образованием. Но к тому моменту, узнав, что есть такая история, к нам стали обращаться другие больницы. У нас уже был сайт, а у меня было понимание, как это все делается, поэтому когда к нам обратились люди из других медучреждений, мы решили открыть волонтерский центр.

— А какого типа волонтеров вы собирали? Кто были эти люди и почему они приходили?

— Волонтерами в основном становились люди интеллектуального и творческого труда, у которых на самоизоляции образовалось много свободного времени. Они были готовы помогать чем угодно и как угодно. У нас были люди из самых разных сфер: кандидаты наук, топ-менеджеры, актеры, певцы, деятели искусства, бизнес-консультанты, юристы и программисты. В общем, все, у кого было свободное время.

— Сколько сейчас у вас волонтеров? И есть ли какая-то стабильная комaнда?

— Волонтеры у нас, скажем так, трех типов. Есть люди, которые работают непосредственно в красной зоне. Они проходят гораздо более сложный отбор, сдают больше анализов, потому что контактируют с больными. Поэтому там остаются люди, которые могут обеспечить нам какую-то стабильность. Дело в том, что потенциальный волонтер может один раз прийти, помочь с уборкой и вскоре понять, что ему тяжело. Естественно, этому волонтеру мы говорим «спасибо за помощь» — и человек уходит заниматься своими делами. Но людям в красной зоне мы объясняем: если уж вы сдали все анализы, то мы рассчитываем, что вы не соскочите.

Второй тип — волонтеры в зеленой зоне, которые занимаются уходом за больными. Им тоже требуется сделать ряд анализов. Зеленая зона все это время страдала даже больше, чем красная, куда специалистов отправляли в первую очередь и штат был укомплектован. В зеленой остаются одна медсестра и одна санитарка — и больные, у которых была экстренная госпитализация. А это обычно люди, которые не могут сами себя обслуживать.

Третий тип волонтеров — те, кто помогает в административно-хозяйственной части. Это люди, которые работают в лаборатории или в отделах статистики, помогают вносить данные. Кроме того, та же самая трaнcпортировка с КПП, уборка территории и помещений. Клининг тоже может заболеть, и тогда их закрывают на карантин.

Еще волонтеры бывают нужны для приема передач, потому что часто бывает, что человека положили в больницу, родственников закрыли на карантин, а ему нужно принести одежду, еду и так далее.

— Как вы набирали людей? Была ли у вас «пиар-стратегия»?

— Пиар-стратегия была такая: в боевых условиях была запущена таргетированная реклама. Нами интересовались журналисты, к нам сами обращались разные СМИ и предлагали сделать материал о нашей волонтерской истории. Первый канал даже приезжал снимать.

В основном, действовали по ситуации. Например, если не хватало волонтеров, я могла попросить знакомых распространить эту информацию.

Очень помог в свое время СПИД.Центр Антона Красовского. Дело в том, что мы попали в какую-то дикую ситуацию: не каждая больница имеет положение о волонтерской деятельности, и нам требовалось быть аффилированными с каким-либо фондом. Открывать свою НКО в той ситуации не было никакой возможности. Тогда я попросила подругу, известную журналистку, бросить клич в фейсбуке. Антон прочитал эту историю и сказал, что его фонд готов нас аффилировать.

— А юридически все это быстро делается?

— Юридически никаких проблем не было, потому что больница и фонд между собой подписывают договор о помощи. В пункте есть положение о волонтерстве. Мы через фонд управляем волонтерскими договорами, QR-кодами. И здесь, конечно, огромное спасибо Антону и директору СПИД.Центра Сергею АбДypaхманову, потому что они правда нас очень выручили в этой истории. Нам все так здорово помогали.

— Ну вы же не для себя просили, вы хотели помочь людям в острой ситуации.

— Да, но мы уже поняли, что в нашей стране, чтобы помочь, нужно приложить много усилий. Я не могу сказать, что медики или другие фонды, когда о нас узнали, были в восторге. Смешно сказать: все эти государственные фонды не заинтересовались нашей гражданской инициативой, потому что у них годами идет распределение грантов, а тут мы вылезли откуда-то.

— А вы претендовали на гранты? На какие деньги вы существуете?

— Это всегда работало и работает из моего кошелька и кошелька моего партнера Арсения. Ну и мы постоянно встречали очень хороших людей, которые нам помогали. Например, нужно было привезти противочумные костюмы. Мы звоним всем благотворителям, а они привозят и никогда не отказывают.

— А как вы обеспечиваете волонтеров всей необходимой в больницах экипировкой?

— Это все выдается внутри больницы. Опять же, СПИД.Центр и фонд «Живой» принимали в этом активное участие. Волонтеров без формы мы не выпускали. У них была такая же экипировка, как и у врачей.

Мы просили всегда следить за соблюдением норм, за разграничением зеленой и красной зон. Чтобы те, кто был в красной зоне, не бегали в зеленую, чтобы у нас не было этого перекрестного движения. Через нас за это время прошло примерно 600-700 человек, а заболело всего 6. И то, мне кажется, они заболели не во время работы. Все взрослые ответственные люди — носили маски, мыли руки.

— Каков средний возраст ваших волонтеров?

— У нас было, конечно, за это время какое-то количество юных ребят. Но студенты — они либо продолжали учиться, либо мама с папой не пускали, либо это студенты-медики, которые, собственно говоря, и так волонтеры. Средний возраст — от 25 до 45 лет. Единственное, не пускаем людей в возрасте, который считается «зоной риска», если у них нет антител.

— А где они проходят тестирование? Тоже в больнице?

— Да. Но сейчас в больницах из-за высокой нагрузки лаборатории никого не тестируют, поэтому мы просим делать базовый набор у себя в поликлинике. А ПЦР и антитела берутся внутри больницы.

— Что нужно сделать, чтобы стать волонтером? Какие сдать анализы? Какие требования предъявляются к волонтерам?

— Все очень просто: нужно зайти на сайт Memedic.ru, прочитать список анализов, которые требуются для работы волонтером. Я всегда объясняю, что они делаются не потому, что мы хотим усложнить эту программу. Это делается, потому что разные люди приходят в отделение, и наша задача защитить волонтеров, чтобы они потом в этом отделении, как минимум, ничего не подцепили. Поэтому это прививка АДС, прививка от кори, прививка от гепатита Б и прививка от гриппа, флюорография и анализ крови. Также каждые 10 дней в больнице сдаются антитела и ПЦР, чтобы убедиться, что у нас никто не заболел.

— Есть ли у вас какие-то представления о том, кто может быть волонтером, а кто не может?

— Если человек хочет помогать, нужно ему обеспечить условия для этой помощи. По опыту работы с волонтерами я замечаю, что если у человека на одном месте не получается, то на другом он может быть просто звездой. Например, у нас был такой кейс с одним молодым человеком — не мог он найти себя в терапии, там для него неподходящая атмосфера и ритм работы. И у него не получалось. Мы перевели его в реанимацию. Там его просто обожали и не отпускали, потому что он хаpaктером совпал с реаниматологами.

С другой стороны, у нас была дeвyшка, журналистка из одной газеты, которая ужасно боялась cмepти. В ней жил этот страх. Она пришла, чтобы его преодолеть, и вскоре стала одним из лучших волонтеров.

Если человек хочет прийти и помочь — спасибо ему большое, он это делает бесплатно. Нам просто нужно подобрать место, где он будет комфортно себя чувствовать.

— А каков процент людей, которые не справляются с волонтерскими задачами?

— Чтобы именно не справлялись — я не могу сказать. Бывало, что человек приходил, помогал и понимал, что это не его история. Был у нас очень хороший мальчик, помогал в статистике, а отдел там работает круглые сутки, и в какой-то момент он сорвался, потому что ему стало действительно тяжело.

В целом, для наших волонтеров это колоссальный опыт, и порой он их меняет. Они лучше понимают, как ухаживать за больным человеком, начинают больше разбираться в медицине. Знаменательная история, когда мы в первый раз сходили с волонтером в красную зону, он там набегался и сказал: «Ну все! Я готов к детям».

Была у нас смешная история, когда на больницу написали жалобу в Министерство науки. К нам пришел волонтерить один мужчина. Выглядел он дико — было ощущение, что валялся в грязи. Наш координатор Даша с ним деликатно поговорила, попросила помыться и потом приходить. Он очень сильно обиделся. Развернулся и ушел. Через месяц приходит в больницу от Министерства науки требование дать объяснительную, почему волонтера не приняли к работе. Ну, мы так и написали — нетрезв, грязный.

— А этим занимаются координаторы?

— Да, у нас к каждой больнице прикреплен координатор — человек, который общается с волонтерами.

— Эти люди — тоже волонтеры? Или вы платите им какую-то зарплату?

— У нас и координаторы — волонтеры. С одной стороны, мы вынуждены сами обеспечивать всю эту историю. С другой стороны, мы ни от кого не зависим. Нам нет необходимости осваивать бюджет.

Сейчас у нас подобралась такая комaнда: частично мои друзья, частично люди, которые пришли и хотят быть вовлеченными в дело. Сейчас больницы справляются лучше, у нас не такая загрузка. Я плотно участвую в процессе. Очень многие вещи распределены: что-то делаю я, чем-то помогают другие.

— А как менялась ситуация в целом за эти полгода?

— Сначала было сложно, потому что ничего не было понятно. Никто не знал, чего ожидать, куда деваться. Была одна Коммунарка, куда везли всех. Власти постоянно меняли свои решения и держали нас в неведении. Было много вопросов, на которые ни у кого не было ответов. Самое тяжелое время — начало мая: сильная загрузка, пик заболеваемости. Я помню, что мы все майские праздники занимались оформлением волонтеров, анализами, обучением, инструктажем.

А потом как-то все резко пошло на спад. Ковидные госпитали начали потихоньку закрывать, сняли самоизоляцию, люди стали выходить на работу. Летом мы отдыхали, все разъехались. На удивление, летом заболеваемость и cмepтность не росли. Лето как-то спокойно прошло для всех, а осенью опять началось. Видимо, это все-таки сезонная история. Но я не врач и не хочу делать выводы.

Сейчас основная проблема — зеленые зоны. У нас руководство больниц научилось бороться с COVID. В красной зоне есть медикаменты, а врачи берутся из регулярного состава. Но сейчас осень, и у всех обострение хронических сезонных заболеваний. Получается, в больницах много сейчас пациентов, но мало медиков именно среднего звена.
Сооснователи Memedic.ru Арсений Лебедев и Татьяна Аржемирская
Сооснователи Memedic.ru Арсений Лебедев и Татьяна Аржемирская

— Получается, сейчас у вас пик и вы снова набираете больше волонтеров?

— Да, но у нас все относительно спокойно, потому что в Москве больницы более или менее готовы. И у больниц, и у властей появился опыт, как с этой пандемией справляться. Той неизвестности, которая была в начале, уже нет. Все понимают, что ситуация тяжелая, но уже более штатная.

Но мы набираем волонтеров. Пиковое время волонтерской нагрузки — любой день с восьми утра до часу. Потому что у больных берут анализы, их надо кормить, умывать. В этот момент санитарка носится по отделению и не знает, за кого хвататься, потому что одного нужно отвезти на МРТ, другого на КТ. Особенно актуальна мужская помощь, в том числе потому, что нужно трaнcпортировать лежачих.

— Мы сейчас постоянно читаем, что самый ад происходит в регионах. Есть ли у вас в планах расширяться на региональном уровне?

— Мы, в принципе, готовы расширяться, но огромный вопрос — готовы ли местные медучреждения и власти. Приходить в медицинские учреждения и говорить: «Давайте мы вам поможем» — сомнительная история, потому что там привыкли, что если тебе дают что-то бесплатно, можно потом ожидать всего, что угодно. Особенно в провинции. У меня был опыт помощи в Карачаево-Черкесии, но это, конечно, было дистанционно. И это гораздо сложнее все реализовывать.

— То есть вам нужно быть на месте и непосредственно там все это организовывать?

— Нужно иметь выход к волонтерам. Самое сложное — собрать волонтеров в городе. И если нет активных людей, которые готовы этим заниматься, то проект не может полететь. Плюс, региональные власти настроены сейчас очень скептически.

— Но вы готовы поделиться экспертизой, чтобы активисты в регионах делали что-то похожее?

— Да, я просто не смогу быть во всех городах сразу. Делиться экспертизой, подключить сайт, помогать с распространением информации — конечно. Основная проблема — скептический настрой местных главврачей.


— Они боятся, что волонтеры расскажут, что у них бабушки в коридорах лежат?

— Возможно. В Москве тоже поначалу, когда приходили первые волонтеры, руководство «держало пальцы» и не знало, что может случиться.

— А были случаи, когда волонтеры возмущались тем, что они видели?

— У нас были такие ситуации. Бывали случаи, когда волонтеры обижались на врачей и наоборот. Мы такие ситуации решали локально — я лично ходила по отделениям и спрашивала: «Здравствуйте, я Татьяна Аржемирская, руководитель волонтеров. Как у вас тут? Как наши ребята? Помогают ли?». Обычно главная медсестра и главврач объясняли, как выстроить взаимодействие, найти подход к медицинскому персоналу. А мы настраивали волонтеров, что они приходят в первую очередь помогать в общем деле.

У нас был такой случай: одна дeвyшка пришла в ужас от материально-технического оснащения больницы. И побежала эту историю рассказывать журналистам. Я пыталась ей объяснить, что не нужно так реагировать. Нет никакого толку писать по сто раз в фейсбуке: «Ах, боже мой, мало противочумных костюмов в больнице!». Их больше от этого станет? Не станет, главврач никак на это не может повлиять.


Поэтому мы просто объясняли ребятам, что сейчас такая напряженная ситуация просто приведет к тому, что все закроют. Народ относился с пониманием.

— Вы планируете как-то развивать этот проект после пандемии?

— Мы с Арсением просто удивляемся, как этот проект не отпускает нас. Когда время «боевых действий» закончится, мы планируем продолжать волонтерскую деятельность.

Глобально нам хочется сделать медицину открытой, чтобы люди могли прийти и посмотреть, как это все происходит, на время стать частью медицинской системы. Мы планируем продолжать сотрудничество с теми больницами, которые заинтересованы именно в волонтерской деятельности, которые тоже хотят сделать эту историю открытой. Чтобы люди перестали бояться здравоохранения и понимали, что врачи такие же люди, что в больницах не мясники с ножами стоят. И почувствовали внутри себя возможность повлиять на ситуацию.

Я понимаю, что многие недовольны проблемами в нашем здравоохранении. Но я думаю, что есть разные способы эту систему поменять — в том числе с помощью гражданской инициативы. Мы недовольны уходом в больницах, но мы будем им помогать, чтобы уход становился лучше. Я часто слышала эти слова от людей, которые занимались с нами волонтерской работой. Побывав в больнице, они чувствуют в себе больше сил.


)







Отзывы (через Facebook):

Оставить отзыв с помощью аккаунта FaceBook:


Информационный бюллетень о ситуации и принимаемых мерах по недопущению распространения заболеваний, вызванных новым коронавирусом

Информационный бюллетень о ситуации и принимаемых мерах по недопущению распространения заболеваний, вызванных новым коронавирусомИнформационный бюллетень о ситуации и принимаемых мерах по недопущению распространения заболеваний, вызванных новым коронавирусом...

25 10 2021 13:47:16

Москвичи решат, как улучшить проект «Активный гражданин»

Москвичи решат, как улучшить проект «Активный гражданин»Москвичи решат, как улучшить проект «Активный гражданин»...

24 10 2021 15:38:17

Рейтинг факторов влияния гаджетов на организм

Рейтинг факторов влияния гаджетов на организмРейтинг факторов влияния гаджетов на организм...

23 10 2021 14:57:48

Беременность и зрение: в каких случаях нужно идти к окулисту

Беременность и зрение: в каких случаях нужно идти к окулистуБеременность и зрение: в каких случаях нужно идти к окулисту...

22 10 2021 15:52:33

Региональным партнерам продемонстрировали мощности завода «Эйлитон»

Региональным партнерам продемонстрировали мощности завода «Эйлитон»Региональным партнерам продемонстрировали мощности завода «Эйлитон»...

21 10 2021 9:10:59

Рэп-батлы, воркаут и танцы: участники #НаРайоне приглашают присоединяться к проекту

Рэп-батлы, воркаут и танцы: участники #НаРайоне приглашают присоединяться к проектуРэп-батлы, воркаут и танцы: участники #НаРайоне приглашают присоединяться к проекту...

20 10 2021 9:51:22

Лазерные технологии опережают

Лазерные технологии опережаютЛазерные технологии опережают...

19 10 2021 18:10:29

Число самозанятых в Москве превысило полмиллиона

Число самозанятых в Москве превысило полмиллионаЧисло самозанятых в Москве превысило полмиллиона...

18 10 2021 18:35:14

Дружба с «городом льва»: о Российско-Сингапурском деловом совете

Дружба с «городом льва»: о Российско-Сингапурском деловом советеДружба с «городом льва»: о Российско-Сингапурском деловом совете...

17 10 2021 16:57:54

Мировые хиты и авторские аранжировки: какие мероприятия подготовили к Международному дню джаза

Мировые хиты и авторские аранжировки: какие мероприятия подготовили к Международному дню джазаМировые хиты и авторские аранжировки: какие мероприятия подготовили к Международному дню джаза...

16 10 2021 7:17:20

Коронавирус в России: власти ответили на западную критику в адрес вакцины

Коронавирус в России: власти ответили на западную критику в адрес вакциныКоронавирус в России: власти ответили на западную критику в адрес вакцины...

15 10 2021 0:36:16

Малыш не любит мыть голову: 10 способов избежать скандала

Малыш не любит мыть голову: 10 способов избежать скандалаМалыш не любит мыть голову: 10 способов избежать скандала...

14 10 2021 0:56:33

Дело вкуса

Дело вкусаДело вкуса...

13 10 2021 18:52:58

Информационный бюллетень о ситуации и принимаемых мерах по недопущению распространения заболеваний, вызванных новым коронавирусом

Информационный бюллетень о ситуации и принимаемых мерах по недопущению распространения заболеваний, вызванных новым коронавирусомИнформационный бюллетень о ситуации и принимаемых мерах по недопущению распространения заболеваний, вызванных новым коронавирусом...

12 10 2021 17:55:43

Москва закупила 300 современных машин скорой помощи

Москва закупила 300 современных машин скорой помощиМосква закупила 300 современных машин скорой помощи...

11 10 2021 2:28:57

Гипергидроз рук: о чем могут свидетельствовать потные ладони

Гипергидроз рук: о чем могут свидетельствовать потные ладониГипергидроз рук: о чем могут свидетельствовать потные ладони...

10 10 2021 4:50:21

Как праздновали Рождество в советское время

Как праздновали Рождество в советское времяКак праздновали Рождество в советское время...

09 10 2021 7:30:25

Эпиляция во время беременности: можно или нет

Эпиляция во время беременности: можно или нетЭпиляция во время беременности: можно или нет...

08 10 2021 6:17:45

Принятые изменения и дальнейшее совершенствование законодательства в сфере госзакупок

Принятые изменения и дальнейшее совершенствование законодательства в сфере госзакупокПринятые изменения и дальнейшее совершенствование законодательства в сфере госзакупок...

07 10 2021 3:26:29

Продукты, повышающие гемоглобин Как часто их можно употрeбллять и как правильно готовить

Продукты, повышающие гемоглобин Как часто их можно употрeбллять и как правильно готовитьПродукты, повышающие гемоглобин Как часто их можно употрeбллять и как правильно готовить...

06 10 2021 18:17:38

Закаливание

ЗакаливаниеЗакаливание...

05 10 2021 22:25:20

Андрей Воробьев проверил работу нового хирургического центра в Дубне

Андрей Воробьев проверил работу нового хирургического центра в ДубнеАндрей Воробьев проверил работу нового хирургического центра в Дубне...

04 10 2021 2:24:48

Щипок и Ленивка: пять московских улиц с необычными названиями

Щипок и Ленивка: пять московских улиц с необычными названиямиЩипок и Ленивка: пять московских улиц с необычными названиями...

03 10 2021 7:53:22

Ежемecячный аналитический обзор рынка от DSM Group, март 2020 года

Ежемecячный аналитический обзор рынка от DSM Group, март 2020 годаЕжемecячный аналитический обзор рынка от DSM Group, март 2020 года...

02 10 2021 23:36:45

«АКРИХИН»: «Люди заботятся о людях»

«АКРИХИН»: «Люди заботятся о людях»«АКРИХИН»: «Люди заботятся о людях»...

01 10 2021 7:14:28

Сергeй Собянин рассказал о вводе в эксплуатацию нового фармацевтического предприятия в Зеленограде

Сергeй Собянин рассказал о вводе в эксплуатацию нового фармацевтического предприятия в ЗеленоградеСергeй Собянин рассказал о вводе в эксплуатацию нового фармацевтического предприятия в Зеленограде...

30 09 2021 13:25:37

5 эффективных способов защиты от вирусов во время беременности

5 эффективных способов защиты от вирусов во время беременности5 эффективных способов защиты от вирусов во время беременности...

29 09 2021 11:28:38

Прогноз погоды: россиян ждёт очень непростой июль

Прогноз погоды: россиян ждёт очень непростой июльПрогноз погоды: россиян ждёт очень непростой июль...

28 09 2021 14:47:19

Углеводы: хорошие и плохие

Углеводы: хорошие и плохиеУглеводы: хорошие и плохие...

27 09 2021 14:50:37

О тестировании на новую коронавирусную инфекцию в регионах Российской Федерации

О тестировании на новую коронавирусную инфекцию в регионах Российской ФедерацииО тестировании на новую коронавирусную инфекцию в регионах Российской Федерации...

26 09 2021 22:17:13

6 эффективных продуктов для улучшения пищеварения и решения проблемы с запорами

6 эффективных продуктов для улучшения пищеварения и решения проблемы с запорами6 эффективных продуктов для улучшения пищеварения и решения проблемы с запорами...

25 09 2021 2:44:16

От замкнутого ребёнка к великому учёному. Как Лев Ландау вывел формулу счастья и следовал ей всю жизнь

От замкнутого ребёнка к великому учёному. Как Лев Ландау вывел формулу счастья и следовал ей всю жизньОт замкнутого ребёнка к великому учёному. Как Лев Ландау вывел формулу счастья и следовал ей всю жизнь...

24 09 2021 1:35:35

Как переживают потерю обоняния люди, чья работа связана со вкусами и запахами

Как переживают потерю обоняния люди, чья работа связана со вкусами и запахамиКак переживают потерю обоняния люди, чья работа связана со вкусами и запахами...

23 09 2021 14:39:52

Сурана Раднаева: «Мы строим мост доверия между россией и китаем»

Сурана Раднаева: «Мы строим мост доверия между россией и китаем»Сурана Раднаева: «Мы строим мост доверия между россией и китаем»...

22 09 2021 13:49:42

«Если долго ждать очередных изменений в земельном законодательстве, можно остаться без собственности,,,»

«Если долго ждать очередных изменений в земельном законодательстве, можно остаться без собственности,,,»«Если долго ждать очередных изменений в земельном законодательстве, можно остаться без собственности,,,»...

21 09 2021 23:47:44

Нервный срыв, нервы...

Нервный срыв, нервы...Нервный срыв, нервы......

20 09 2021 23:22:11

Электронный магазин Подмосковья: работа по новому регламенту. Результат есть!

Электронный магазин Подмосковья: работа по новому регламенту. Результат есть!Электронный магазин Подмосковья: работа по новому регламенту. Результат есть!...

19 09 2021 21:42:53

Слепить и склеить: как «Мануфактура русской игрушки» обучает волонтеров

Слепить и склеить: как «Мануфактура русской игрушки» обучает волонтеровСлепить и склеить: как «Мануфактура русской игрушки» обучает волонтеров...

18 09 2021 12:49:35

Анатолий Голомолзин: антимонопольщики готовят меры по отмене роуминга в ЕАЭС, СНГ и БРИКС

Анатолий Голомолзин: антимонопольщики готовят меры по отмене роуминга в ЕАЭС, СНГ и БРИКСАнатолий Голомолзин: антимонопольщики готовят меры по отмене роуминга в ЕАЭС, СНГ и БРИКС...

17 09 2021 19:18:27

Ковер, топор и птица сирин. Сокровища иранской коллекции Музея Востока

Ковер, топор и птица сирин. Сокровища иранской коллекции Музея ВостокаКовер, топор и птица сирин. Сокровища иранской коллекции Музея Востока...

16 09 2021 11:14:57

Сергeй Собянин: Для успешного развития социальной сферы нужен комплексный подход

Сергeй Собянин: Для успешного развития социальной сферы нужен комплексный подходСергeй Собянин: Для успешного развития социальной сферы нужен комплексный подход...

15 09 2021 10:24:50

Информационный бюллетень о ситуации и принимаемых мерах по недопущению распространения заболеваний, вызванных новым коронавирусом

Информационный бюллетень о ситуации и принимаемых мерах по недопущению распространения заболеваний, вызванных новым коронавирусомИнформационный бюллетень о ситуации и принимаемых мерах по недопущению распространения заболеваний, вызванных новым коронавирусом...

14 09 2021 8:19:16

СТРАТЕГИЧЕСКОЕ ПАРТНЁРСТВО В ДЕЙСТВИИ

СТРАТЕГИЧЕСКОЕ ПАРТНЁРСТВО В ДЕЙСТВИИСТРАТЕГИЧЕСКОЕ ПАРТНЁРСТВО В ДЕЙСТВИИ...

13 09 2021 2:30:36

Дети и газировка

Дети и газировкаДети и газировка...

12 09 2021 3:53:18

Посткоронавирусный бюджет. На чем власти собираются экономить после кризиса и пандемии?

Посткоронавирусный бюджет. На чем власти собираются экономить после кризиса и пандемии?Посткоронавирусный бюджет. На чем власти собираются экономить после кризиса и пандемии?...

11 09 2021 21:11:51

ФТС России: импорт-экспорт важнейших товаров за январь-июнь 2019 года

ФТС России: импорт-экспорт важнейших товаров за январь-июнь 2019 годаФТС России: импорт-экспорт важнейших товаров за январь-июнь 2019 года...

10 09 2021 23:59:15

О тестировании на новую коронавирусную инфекцию в регионах Российской Федерации

О тестировании на новую коронавирусную инфекцию в регионах Российской ФедерацииО тестировании на новую коронавирусную инфекцию в регионах Российской Федерации...

09 09 2021 4:54:43

«Такеда»: Сделать жизнь пациентов светлее

«Такеда»: Сделать жизнь пациентов светлее«Такеда»: Сделать жизнь пациентов светлее...

08 09 2021 18:43:22

Интеpaктивные тренировки для реабилитации после инсульта: в столице начали тестировать уникальный тренажер

Интеpaктивные тренировки для реабилитации после инсульта: в столице начали тестировать уникальный тренажерИнтеpaктивные тренировки для реабилитации после инсульта: в столице начали тестировать уникальный тренажер...

07 09 2021 8:39:11

Информационный бюллетень о ситуации и принимаемых мерах по недопущению распространения заболеваний, вызванных новым коронавирусом

Информационный бюллетень о ситуации и принимаемых мерах по недопущению распространения заболеваний, вызванных новым коронавирусомИнформационный бюллетень о ситуации и принимаемых мерах по недопущению распространения заболеваний, вызванных новым коронавирусом...

06 09 2021 9:10:46

Еще:
Заболевания -1 :: Заболевания -2 :: Заболевания -3 :: Заболевания -4 :: Заболевания -5 :: Заболевания -6 :: Заболевания -7 :: Заболевания -8 :: Заболевания -9 :: Заболевания -10 :: Заболевания -11 :: Заболевания -12 :: Заболевания -13 :: Заболевания -14 :: Заболевания -15 :: Заболевания -16 :: Заболевания -17 ::